• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
13:55 

Синий краб. Авторы Юрий Устинов и Владислав Крапивин

Никогда не сдаваться.
Синий краб, синий краб среди чёрных скал в тени,
Синий краб — он приснился мне во сне.
У него восемь лап, две огромные клешни
И серебряные звёзды на спине.

Рыбаки ловят рыб, китобои бьют китов -
Делом заняты с утра и до утра.
Только я с той поры позабыть про всё готов -
Всё залив ищу, где водится мой краб.

- Да зачем он тебе, этот страшный зверь морской?
С ним в беду очень просто угодить!
У него ужасный вид, он, наверно, ядовит -
Ни сварить его, ни в банку посадить.

- Сто ночей не усну, буду думать всё о нём,
Буду думать, буду плавать и грустить…
Мне бы только взглянуть на него одним глазком,
Просто так - посмотреть и отпустить…

@темы: ориджиналы

23:51 

Тонкая грань между реальностью и Иномирьем, или История одной хеллоуинской ночи

Никогда не сдаваться.
Автор оригинала eabevella, переводчик Lady Megatron
Оригинальное название: Halloween 2013
Ссылка на оригинал и одновременно с тем - на приведённую в тексте картинку: eabevella.deviantart.com/art/Halloween-2013-410...
Разрешение на перевод: запрошено.
Аннотация: Иногда воспоминания в определённое время, и, быть может, даже в определённом месте могут привести к удивительному, дарящему надежду и веру в чудо результату.


«Ты ведь знаешь, что нет смысла оплакивать мёртвых, верно, Фёрст Эйд?» - раздался в голове небольшого красно-белого меха, с тоскливым видом сидевшего в углу отсека прямо на полу, и грустившего о погибшем товарище, поддавшись уж в который раз печальным воспоминаниям, такой родной мягкий голос.
- Да, это так, но я слышал, что в Хеллоуин духи умерших блуждают в мире живых, так что… - Маленький медик смущённо кашлянул, не зная, как точнее сформулировать и высказать мысль о том, что эта легенда даёт хоть и слабую, иллюзорную, иррациональную, но всё же надежду, хотя при том, конечно, и продлевает тоску по ушедшим на Другую Сторону, а затем, бросив случайный взгляд куда-то назад, увидел призрачную мерцающую фигуру, сидящую на полу, как и он сам. Фигуру, которую можно было узнать без труда, и которая накрыла прозрачной ладонью его ладонь. Фигуру Амбулона…

@темы: фанфики, трансформеры, переводы

22:08 

Нашла на просторах ФикБука, Трансфикшенза и Вконтакте:)

Никогда не сдаваться.
16:09 

Обмен ролями. Автор 217

Никогда не сдаваться.
Аннотация:
Автоботы заботятся о своих маленьких друзьях. А если случится так, что они сами станут маленькими?
Примечания к фанфику:
Мы в ответе за тех, кого приручили (с)

Рэтчет часто ворчал.
Мико, едва слыша начало его фразы, кривилась, зажимала уши руками и недовольно фыркала. Она уже научилась различать, когда врач хочет сказать действительно важную информацию, а когда просто ворчит, жалуясь своему невидимому собеседнику на несносную органическую. Всякий раз девочка выдерживала не более трёх минут, после чего, не отнимая рук от ушей, закатывала глаза и, громко топая, уходила. Балкхэд, опуская голову и тихо бормоча извинения, неуклюже двигался вслед за ней, попутно умудряясь что-нибудь опрокинуть или сломать. Тогда зелёный автобот ускорялся, и Рэтчету ничего не оставалось, как невозмутимо подбирать упавшую аппаратуру, стараясь не показывать своё недовольство. По истечении пары минут в соседнем отсеке раздавался грохот музыки, свидетельствующий о том, что Балкхэд смог успокоить Мико.
Джек относился к этому более спокойно. Наоборот, он внимательно слушал ворчание врача, принимая к сведению некоторые довольно важные замечания, затем извинялся, искренне и просто, без всяких там всхлипываний и просьб о прощении его, недостойного. Рэтчет мгновенно оттаивал и даже великодушно прощал Мико. Самый старший из троицы детей, Джек вызывал у автобота невольное восхищение. Иногда врач сравнивал его с Оптимусом, всякий раз находя общие черты, которых не заметил раньше. Однажды он подарил парню небольшую безделушку из своей лаборатории, и Джек оценил душевный порыв. Но, несмотря на всё это, Рэтчет всё равно отчитывал и его, если дети в чём-то провинились. Дарби всё прекрасно осознавал, поэтому не пугался, когда красно-белый бот зависал над ним, сверкая своей голубой оптикой.
Пожалуй, только Раф понимал врача. Мальчик знал, что автобот просто волнуется за них и не сможет себя простить, коль с детьми что-нибудь случится. Он волнуется так же, как и Оптимус, Арси, Бамблби, Балкхэд, и даже порой у Уилджека мелькало нечто, похожее на заботу. Всякий раз, когда дети отправлялись на задание с автоботами, Рэтчет негодовал - зачем лишний раз подвергать их риску? Перед тем, как Земной мост поглотит их, Рафаэль оглядывался назад и видел, что врач шевелит губами, а затем вместо его лицевых пластин появлялось пронзительно-голубое небо с белыми барашками облаков.
Все трансформеры заботились о своих младших друзьях, оберегая их и защищая.



Сегодня их отпустили раньше в связи с наступившими каникулами. По идее, Мико должна была задержаться, чтобы выслушать очередной монотонный выговор за плохие оценки, но девочка, прячась за спиной Джека, весьма удачно миновала кабинет директора, не заметившего её. Растолкав мальчишек, Мико, первой выбежав из школы, радостно раскинула руки в стороны, словно пытаясь обнять весь белый свет.
- Свобода! Никакой школы целую неделю!
Вышедший вслед за ней Джек тоже довольно усмехнулся, подставляя лицо теплым лучам солнца. По счастливой случайности так вышло, что и на работе ему дали неделю отпуска. Теперь парень с нетерпением ожидал, когда же сможет прокатиться на своём любимом мотоцикле по пустынным дорогам, мчась наперегонки с ветром.
Мико, скинув с плеч рюкзак, уселась на него, выхватив заправским движением ковбоя телефон из кармана. Она нажала на пару клавиш и прислонила мобильник к уху, щурясь от яркого солнца. Послышались гудки, а затем на том проводе отключились.
- Балкхэд, хватит придуриваться, это же я! - воскликнула Накадаи, гневно сопя в телефон, когда вызов сбросили в пятый раз.
Джек хмыкнул, доставая свой мобильник и важно набирая номер. Парень пару раз тихо говорил короткие отрывистые фразы, затем смолк, и за минуту молчания на его лице отразилась вся гамма эмоций, которые он когда-либо испытывал. Девочка склонила голову набок, одарив Дарби взглядом, в котором читалось плохо скрытое злорадство.
"Что, тоже не отвечает?" - так и хотелось сказать.
- Я позвоню Би, - вызвался неожиданно молчавший до этого Раф, и Мико, совершенно позабывшая о нём, вздрогнула, поворачиваясь.
- Ну давай, - Накадаи одолел спортивный интерес - кто же ответит первым?
Возможно, что автоботы были на задании, но Балкхэд всё равно улучил бы секундочку, чтобы ответить ей, поэтому девочка, по мере того, как азарт улетучивался, начинала беспокоиться всё больше и больше. И сейчас, глядя на то, как глаза Рафа округляются, и он удивлённо смотрит перед собой, сильно захотелось, чтобы хоть кто-нибудь объяснил, в чём дело.
Внезапно Мико осенило, и она стала судорожно жать на кнопки, вспоминая что-то. Вновь послышались равнодушные и размеренные гудки, начинающие порядком раздражать.
- Ну ответь! Пожалуйста! - взмолилась девочка, отчаянно сжимая телефон.
После непродолжительной паузы гудки исчезли, и их место заняло шебуршание, как будто кто-то комкал листы бумаги.
- Рэтчет? Это ты? - с надеждой в голосе спросила Накадаи, а ответом ей послужил сигнал, оповещающий, что вызов закончен.
- И ты туда же! - разозлённая девочка едва сдержалась от соблазна швырнуть телефон на землю и попрыгать на нём. Лишь памятные фотографии и любимая музыка спасли технику от жестокой расправы. Наконец, внимание Мико было обращено на застывшего Рафа. Джек стоял рядом, хмурясь и озадаченно покусывая нижнюю губу.
- В чём дело? Би не ответил?
- Ответил, но...
- Но-о?
- Понимаешь, он не совсем ответил. Нет, я слышал его, но он... В общем, его слова никак не были связаны меж собой. Это было похоже на... Детский лепет, - Раф беспомощно пожал плечами, таким образом характеризуя ситуацию.
- Что? - Мико мотнула головой, подумав, что ослышалась. - И о чём он... Лепетал?
- Просто произносил разные слова. Видимо, всё, что видел перед собой.
Дети пару минут молча стояли, осознавая свою беспомощность, и от этого становилось на душе ещё хуже. Появилось такое ощущение, словно они теперь остались одни на всём свете, хотя люди сновали то тут, то там. Конечно, можно было и пешком дойти до базы (но особого желания ни у кого не было), раз никто не мог их подбросить. Даже агент Фаулер не отвечал, тактично свалив на какую-то важную встречу, как сообщил автоответчик. Масла в огня добавила проходящая мимо одноклассница Джека:
- Привет! А где твой мотоцикл? Неужели сломался, а мамочка не может приехать?
- Тебе-то какое дело? - Мико нахмурила брови, воинственно глядя на незнакомку. - Иди, куда шла!
Разошедшуюся девочку остановил Джек, схватив за локоть и повернув к себе.
- Она гений! - восторженно прошептал он, сверкая глазами.
- Чего-о? - Накадаи замерла, переваривая слова.
- Мама! Она нас отвезёт!
- А разве она не на работе? - засомневался Раф, боявшийся из-за врождённой робости лишний раз тревожить людей.
Но Джек лишь махнул рукой, хватая его за рукав и буксируя за собой в сторону переулка. Мико, прихватив рюкзак, побежала следом.



- Вдруг на их базу напали? Может, у них просто нет связи? Или просто они все спят, - сидевшая за рулём автомобиля Джун непрерывно болтала, пытаясь снять повисшее в салоне напряжение. От её вариантов легче не становилось, поэтому дети сильнее прижимались друг к другу, надеясь на лучшее.
Мама Джека замолчала и, протянув руку, поправила зеркало, отразившее сидевшего посередине Рафа, который сжимал в руках рюкзак. Рафаэль сейчас был маленьким и беззащитным ребёнком, которого хотелось крепко обнять и прижать к себе, не отпуская. Если посмотреть, как он работает, как быстро мелькают пальцы, выстукивая на клавиатуре пароли и шифры, то появлялось ощущение, что вовсе он и не такой ребёнок, каким кажется на первый взгляд. Но в данный момент мальчик всё больше напоминал бедного заблудившегося щенка, потерявшего своего друга.
Мико выглядела не лучше. Привыкшая, что Балкхэд постоянно рядом, и в случае опасности всегда есть, кто тебя спасёт, девочка уныло смотрела в окно, барабаня пальцами по стеклу. Губы беззвучно двигались, произнося ставшее таким дорогим имя. Скажи ей раньше, что она может привязаться к кому-то и зависеть от него, Накадаи бы лишь фыркнула.
Джек внешне никак не изменился, вот только глаза странно блестели. Парень поднял голову, взглядом сверля пылинку на крыше салона. Мысленно он уже сто раз обозвал себя паникером, слабохарактерным и трусом. Хотя... Да, он действительно переживал за Арси. Ровно, как и за остальных. Кто знает, что у них там стряслось?
- Мы на месте, - оповестила детей Джун, въезжая в длинный тоннель.
Все взгляды тут же устремились к лобовому стеклу. Вот, наконец, забрезжил яркий свет, заставив чуть прищуриться.
Машина остановилась, и двери незамедлительно распахнулись, выпуская заметно нервничающих людей.
- Пусто, - протянула Мико, оглядывая помещение.
- Возможно, они в соседнем отсеке, - с надеждой произнёс Раф, снимая рюкзак и оставляя его в салоне автомобиля.
- Да, наверное, - кивнул Джек, первым направляясь в нужную сторону.
За ним пошли остальные.


- Биу-ип? Би-и-иуп!
- Куда ж ты лезешь? Стой!
- А тут тепло.
- Ты ещё в двигатель залезь.
- А можно?
- Нет!
- Автоботы, трансформировались и…
- Прячемся!


- Если даже они все и ушли на задание, то всё равно хоть кто-то должен был остаться, чтобы открыть Земной мост!
- Может, всё-таки на них напали десептиконы? – снова предположила Джун, обхватывая себя руками и передёргиваясь.
- Мама! – укоризненно посмотрел на неё Джек, словно она сказала, что Земля плоская.
- Молчу-молчу, - женщина приобняла за плечи сына, а тот прижался к ней, вздыхая.
Стоявшие рядом Раф и Мико почувствовали себя не в своей тарелке и переглянулись.
- Идите сюда, - Джун привлекла к себе Рафаэля, крепко обняв.
Девочка бочком-бочком приблизилась к маме Джека, и женщина стиснула троих детей так, что у них на миг перехватило дыхание.
- Вы только не волнуйтесь. С ними всё хорошо, - заворковала она, чмокнув каждого по очереди в макушку.
Со стороны машины послышался свист, шебуршание и чьи-то вздохи. Это привлекло внимание людей, и объятия разом прекратились. Мико, поудобней перехватив гитару, которую нашла валяющейся на полу в отсеке Балкхэда, затаив дыхание, стала приближаться к машине. Схвативший первое, что попалось под руку (а это был веник, заботливо оставленный Рэтчетом, на случай, если дети вдруг захотят убраться), Джек, пытаясь идти бесшумно, насколько это возможно, встал за спиной застывшей девочки. Раф вцепился в руку Джун.
- А вдруг это скраплеты? – в ужасе прошептал он, дёргая рукав женщины. Та, продолжая следить за действиями сына, недоумевающе выгнула бровь, не понимая, о ком говорит мальчик.
- Скраплеты не едят людей, так что бояться нечего, - шёпотом напомнила Мико, наклоняясь и оглядывая днище автомобиля.
- Тише ты! – Джек шикнул на Накадаи.
- Ничего нет, - заявила уже вполне нормальным голосом она, заканчивая осмотр машины.
- Думаете, нам это показалось? – с сомнением спросил отошедший от Джун Рафаэль.
- Наверное, это мыши, - врач огляделась. С каждой минутой желание убраться отсюда возрастало. – Предлагаю сейчас поехать к нам домой, а там уже свяжемся с агентом Фаулером и всё выясним.
Детям такое предложение вполне пришлось по вкусу, поэтому они сели в машину, вновь прижавшись друг к другу. Но уехать им не было суждено.
- А-а-а-а! – завопил Раф не своим голосом, отбрасывая рюкзак и прыгая на колени к Джеку.
- В чём дело? – парень попытался спихнуть его, но мальчик крепко вцепился в руку, словно держась за спасательный круг.
- Т-там! Г-глаза-а-а! – заикаясь, произнес он, трясущимся пальцем указывая на рюкзак. Мико, к которой прилетел предмет, сильно напугавший Рафаэля, заинтересованно уставилась на него.
- Слышь, глазастый портфель, ты чего пугаешь детей? – быстро срифмовала она, без особого страха засовывая руку в глубину рюкзака и роясь там.
Внезапно она расширенными глазами уставилась на Джека, сильно этим его удивив, и стала медленно вытаскивать свою конечность. Напротив ожиданий Рафа, рука девочки была целой и даже чистой, без всяких там следов крови или ещё чего-нибудь.
- Оно трогало меня, - выдохнула Мико, и все вздрогнули.
- Кто? – Джек сделал попытку заглянуть в рюкзак, но послышавшееся оттуда шипение заставило его пересмотреть планы на будущую минуту.
- У меня там лежит ноутбук, - упавшим голосом сообщил Раф, наблюдая за действиями девочки.
Мико начала аккуратно открывать дверь, планируя выбросить рюкзак из машины, поэтому слова про ноут застали её врасплох. Ей хотелось выкинуть рюкзак, но было неудобно, ведь там техника, причём не её, где хранилось много полезной информации. Однако, тут вновь решил вмешаться случай. Существу, которое привлекло столько внимания, надоело сидеть в тесноте, и на Рафа, успевшего слезть с коленок Джека, полетел жёлтый шар.
Дверца распахнулась под крик Джун, и мальчик упал на пол, при этом больно ударившись попой. На его живот, сгруппировавшись, приземлился маленький непонятный объект, при ближайшем рассмотрении оказавшийся...
- Бамблби!
Рафаэль обнял миниатюрного разведчика, прижимая к себе. Тот явно был доволен подобным обращением, поэтому радостно затрещал, небольшими манипуляторами хватаясь за шею человека. Голова Би, которая почему-то была немного большевата для такого тела, завертелась во все стороны, ибо робот пытался оглядеть Рафа с разных ракурсов, убедиться, что всё с ним хорошо. Голубая оптика светилась ровно, время от времени вспыхивая и заставляя мальчика жмуриться, от чего тот смеялся. Дверцы Бамблби на спине подрагивали от переполняющих чувств.
- Боюсь спросить – что же стало с остальными? – Мико удивлённо смотрела на двух друзей, после чего снова стала рыться в рюкзаке. - А там случайно Балкхэда нет?
Услышав знакомое имя, Бамблби залился звонкой трелью, и раздался громкий скрип. Багажник машины распахнулся. Оттуда вывалился большой шар, оказавшийся крепко вцепившимися друг в друга роботами. Девочка быстро выскочила из автомобиля и подбежала к ним.
- Ба-а-алк! – завизжала она, хватая за корпус зелёного бота и стискивая в объятиях.
Тот довольно заурчал, обнимая её в ответ и хитро косясь в сторону второго трансформера, которым был, естественно, Уилджек. Последний поднялся и, приблизившись к Мико, беспардонно захватил её ноги. Накадаи, пошатнувшись, упала, при этом счастливо хохоча. Балкхэд, отпихнув пытавшегося забраться на девочку врекера, неуклюже сел на пол. Уилджек, затаив на друга большое добро и решив как-нибудь при случае отомстить ему, принялся щекотать Мико, большими и тёплыми пальцами осторожно касаясь шеи. У девочки от смеха брызнули из глаз слёзы, а оба автобота, испуганно мерцая оптикой, замерли.
- Мико плачет, - басом оповестил друга Балкхэд, затем накинулся на него. – Это всё из-за тебя!
- Я... Плачу от смеха, - икая, Накадаи приняла сидячее положение.
Разом все плохие мысли исчезли из головы, сознание прояснилось и заполнилось одним большим пульсирующим счастьем.
Тем временем Джек заглянул в багажник, надеясь, что его подруга там. К сожалению, в багажнике её не оказалось. И вот, когда парень хотел уже поинтересоваться у Уилджека об Арси, ногу кольнули чем-то острым. Опустив голову, он увидел маленькую фемку, головой бодающую его конечность. Убедившись, что она привлекла к себе внимание, Арси протянула манипуляторы, требуя взять её на руки. При этом фемка сделала такое умоляющее выражение лицевых пластин, словно, если её не поносят на руках, она не сможет дальше жить. Джек без труда подхватил лёгкую Арси и бережно прижал к себе, покачивая, как новорождённого ребёнка. Та не возражала и лишь удовлетворённо засопела ему в плечо. Как и в своём обычном виде, так и сейчас Арси оставалась самой маленькой и едва доставала Джеку до пояса, в то время, как Балкхэд был ростом чуть пониже Мико. Именно из-за габаритов зелёный автобот не решался обнять девочку со всей своей любовью.
Джун, наблюдающая за детьми и их друзьями, пересчитала роботов. Двоих не было, и этот факт весьма заметно напряг женщину. Она, чуть прищурившись, ещё раз внимательно оглядела помещение. Её внимание привлёк зелёный экран, по которому равномерно прокатывались волны света. Джун решила, что, может быть, с помощью этой техники ей удастся дозвониться до агента, поэтому направилась туда.
Но, едва зайдя на мостик, Дарби столкнулась с очередной проблемой. Множество разных рычагов, кнопок со странными подписями ввергли её в смятение. Увидев на одной из кнопок значок трубочки, женщина радостно улыбнулась и уже поднесла палец к ней, как вдруг раздался ворчливый и до боли знакомый голос, разве что чуть-чуть звонче, чем обычно:
- Если ты сейчас на неё нажмёшь, то половину базы мгновенно разнесёт в клочья. И нас заодно.
Поспешно одёрнув руку, Джун обернулась и, опустив голову, увидела источник недовольства. Перед ней, скрестив манипуляторы на груди, стоял красно-белый робот с большой выразительной зелёной оптикой. И сейчас эта оптика выражала явное неудовлетворение. Как и у всех остальных, голова у автобота была великовата для миниатюрного, изящного корпуса. Рядом с ним стоял, подобно каменной стене, сам Прайм, размеры коего позволяли смотреть маме Джека прямо в глаза.
- Прошу простить моего друга, - заговорил Оптимус, и на его фоне Рэтчет казался ещё более маленьким.
Женщина выдала нечто нечленораздельное, не в силах выразить свои эмоции и на миг позабыв слова, а трансформер посчитал этот ответ вполне приемлемым и повернулся к другу.
- Я ведь предупреждал тебя! Говорил - не пей этот энергон, он странного цвета. А ты меня не послушал!
Рэтчет стыдливо отвёл взгляд в другую сторону, сцепив пальцы в замок. Возвышавшийся над ним Оптимус стал рассказывать врачу поучительную историю про одного десептикона, который никого не слушал. Постепенно оптика красно-белого автобота стала приобретать привычный голубой цвет, и вместе с этим на его лицевых пластинах всё яснее выражалось полное непонимание. Дарби, не в силах пошевелиться, стояла и растерянно наблюдала, как один робот отчитывает другого. Донельзя нелепая ситуация. Она, взрослый человек, просто не могла в это поверить. В существование огромных инопланетных форм жизни она поверила с трудом, а тут эти формы взяли да превратились в... В маленьких и наверняка беспомощных детишек. По-другому у женщины язык не поворачивался их назвать.
И вот, глядя на них, внутри Джун что-то переворачивалось. Ещё не забытое, но уже притупленное временем чувство рвалось наружу, диктуя свои условия. Невольно вспомнился малыш Джек, тянущийся к матери, пытаясь коснуться такого родного тепла.
Не успел Оптимус закончить свой рассказ, как он ощутил приятное покалывание и, скосив оптику, обнаружил, что его обнимают. Вот прям так, руками и обнимают. Перехватив не менее удивлённый взгляд Рэтчета, которого тоже эти странные гибкие руки обхватили, Прайм некоторое время копался в себе, пытаясь определить дальнейшие действия, а затем аккуратно протянул манипулятор и прижал к себе органическую. От неё шло необычное, давно затерявшееся в памяти тепло.
Зажмурившаяся Джун, опасаясь, что её оттолкнут, услышала рядом с собой звук, напоминающий урчание мотора, громкий, насыщенный. Словно рокот грома, гулкий и заставляющий сердце трепетать. Потом к этому рокоту ещё прибавилось ворчание, постепенно сошедшее на нет.
Отскочить женщину от новоявленных детишек заставил взрыв смеха. Дарби неосознанно покраснела, но спустя минуту поняла, что смеялись вовсе не над ней, а над какой-то очередной шуткой Уилджека. Стараясь замять возникшую неловкую паузу, Джун обернулась и, улыбнувшись, осторожно взяла манипулятор Оптимуса. Тот, опасаясь, что органическая снова оставит его без этого чудесного тепла, позволил себя побуксировать к шумной компании, при этом постоянно оглядываясь на Рэтчета и проверяя - идёт ли он следом? Самый наиболее развитый в плане физическом и интеллектуальном, Оптимус не был чужд чего-то земного. Его могли сильно обидеть сказанные вскользь слова, вроде бы такие безобидные и в то же время очень важные для него. И, как всякому живому существу, лидеру автоботов хотелось обыкновенной ласки и внимания. Обеспечивая спокойное существование другим, он часто забывал о себе, доводя этим Рэтчета до белого каления и процессорных сбоев. Врач поначалу злился, ворчал, предупреждал Оптимуса, а потом... Смирился. Грустно качал головой и иногда, незаметно, украдкой, пока друг не видит, сам лично что-то пытался разобрать в этих всех паролях и шифрах, хоть это и было запрещено. И он, наивный, искренне полагал, что Прайм ни о чём не догадывается. Оптимус же молча наблюдал за ним. Своеобразная идиллия.
- Мам! - глаза Джека лучились от счастья. - Они теперь такие маленькие! Они смогут жить у нас дома!
О чём-то разговаривающие Мико и Раф смолкли, вопросительно посмотрев на женщину. Автоботы продолжили копошиться на руках у своих друзей, чувствуя себя и тут вполне хорошо.
- Жить у вас дома? А разве это не наш дом? - Рэтчет обвёл манипулятором помещение.
- Тут есть энергон, - пробасил Балкхэд, на миг отвлекаясь от телефона Мико, в котором его заинтересовали кнопочки. Девочка, строя разные рожи, наблюдала, как друг, путь и ненамеренно, ломает мобильник. Отбирать новую игрушку у зелёного автобота, с таким вдохновением жавшим куда ни попадя, было бы не тактично.
- Тут тепло, - карабкаясь на плечо Джека, довольно пропела Арси. Тот наблюдал за ней, в любой момент готовясь подхватить. Фемка была достаточно легка, поэтому парень вполне выдерживал её вес, чем беззастенчиво пользовалась Арси. Когда ещё она сможет похвастаться, что сидела на плече человека, при этом не раздавив его?
- Би-у-у-уп! - подытожил играющий Бамблби. Жёлтая машинка в его манипуляторе то взлетала в воздух, то быстро ехала по коленям Рафа, и мальчик хихикал, получая удовольствие от такого массажа ног.
- Как же их оставить тут одних? - Джун сама не заметила, как озвучила волнующий её вопрос.
- Их нельзя оставлять. Их нужно брать с собой. Всех! - Мико прижала к себе Уилджека, который подозрительно быстро спрятал левый манипулятор за спину, обнимая девочку свободной конечностью.
- У нас дома тоже тепло, - Джек умоляюще посмотрел на невозмутимого Рэтчета и явно сомневающегося Оптимуса.
- А энергон? - прищурил оптику автобот, пристально глядя на парня.
- Возьмём с собой, - быстро сориентировался органический.
Красно-белый автобот всерьёз задумался, теперь оглядываясь на Прайма, надеясь найти у него поддержку. Однако, Оптимус лишь развёл манипуляторами, мол, против аргументов не попрёшь.
- Мы едем с вами, - важно сказал лидер, бросая взгляд на машину и осмысляя - влезут ли туда они все?
Внезапно Уилджек, сбежавший от Мико и стоявший в неком отдалении ото всех, поинтересовался, вертя в руках небольшую колбочку с синей жидкостью и цилиндр непонятного назначения:
- Энергон хорошо горит?
Балкхэд, до которого первым дошёл подвох вопроса, закричал:
- Не открывай! Кинь его, кинь!
- Не кидай! - запротестовал Рэтчет, тоже понявший, с какой целью интересуется врекер.
И, как в замедленной съёмке, маленький бот, вздрогнув, выронил из манипуляторов оба предмета.
Балкхэд, побежавший было к другу, резко завернул и напрыгнул на Мико, заставляя отступить назад. Би встал перед Рафом, хоть и не заслоняя его полностью, но всё же обеспечивая минимальную защиту. Арси сначала хотела спрятаться за Джеком, но затем просто села рядом с ним, обхватив маленькими пальчиками его большую руку. Понимая, что ничего уже сделать не получиться, Оптимус повернулся спиной и загородил Джун, не позволяя ей смотреть в сторону детей.
Машинка, выпавшая из манипуляторов Бамблби, покатилась к Уилджеку. Волна взрыва, последовавшая через секунду, как цилиндр и колба соприкоснулись с полом, отчаянно дзынькнув, просто-напросто разорвала игрушку.



- И тут ка-а-а-ак громыхнуло! Разорвало всех!
- Уилджек, нашёл, о чём рассказывать ребёнку, - зелёный автобот укоризненно пихнул друга в бок.
- Я не ребёнок! Я уже смотрела фильм "Зомбированные зомби"! - возмутилась девочка, тряхнув волосами и надув губки.
- Нет, это всё равно как-то... Неправильно, - не смог передать своих ощущений Балкхэд.
- Пускай она лучше уберётся здесь, нежели будет слушать россказни этого вруна, - Рэтчет отвлёкся от монитора, раздражённо нажимая на запавшую кнопку.
- Я? Врун? Обижаешь, док. Признайся, ты там ведь тоже был, - хитро подмигнул врекер.
- Он там был? Рэтчет там был? - едва не навернувшись с перил от подобного признания, Мико уставилась на врача, явно смутившегося таким вопросом.
- Кто где был? - поинтересовался, снимая с головы шлем, парень.
Из-за шума никто не услышал, как приехали Арси с Джеком. Они, переговариваясь и беззлобно смеясь друг над другом, прошествовали к остальным.
- Тут Уилджек... - Раф смолк, заметив, что в помещение вошёл Оптимус. Почему-то при нём мальчик смущался и большей частью отмалчивался, с важным видом что-то печатая в ноутбуке.
В последнее время лидер выглядел гораздо лучше и был более общительным. Пару раз улыбнулся, один раз даже пошутил, удивив этим всех. Секунды две автоботы молчали, после чего дружно засмеялись, с облегчением вентилируя системы.
Кому-то даже показалось, что лидер хорошо отдохнул от своих обязанностей, вновь вернувшись на миг в беззаботное, светлое детство...

@темы: трансформеры:прайм, фанфики

22:59 

Просто притча:) Автор ert

Никогда не сдаваться.
Маленькая притча. Старики говаривали: "Знание дало свет, незнание - тьму. Из тьмы вышли тролли. Но судьба тролля - стать камнем". Кто слушал - молодец, и да будет свет!

@темы: размышлизмы

22:04 

Так вот из какой я эпохи...

Никогда не сдаваться.

Результаты теста Из какого ты века?


Вы человек позднего средневековья


Вы - свято верующий в высшие силы и судьбу, готовый на борьбу с теми, кто не понимает как жить правильно, при этом вера в светлые стороны человеческого существа помогает вам преодолевать многие казалось бы фантастические препятствия, при этом лёгкий налёт романтизма присущий рыцарям и прекрасным дамам, чаще всего помогает вам расположить к себе собеседника.



Пройти этот тест


@темы: тесты

22:14 

Строптивая наложница. Под сводами дворца. Автор Стас Плутенко

Никогда не сдаваться.
Под сводами забытого дворца,
Угрюмый шах опять меня встречает,
И в этом сне не разглядеть лица,
Но требует он сказку и скучает.
И знаю я, как он бывал жесток,
Когда его капризы не исполнят.
О тихий ужас, о немой восток,
Но я молчу и ничего не помню.

И где-то там, вдали его враги,
Пред этими очами замирают.
Наложница попросит: - Помоги,
Спаси от гнева, и уже играют,
Какие-то мелодии звучат,
Как паутиной душу обнимая,
И на ковре расположился шах,
Я отстраняюсь, ничего не зная,

И вдруг из тьмы приходит рыжий кот
Баюн, откуда, и у ног ложится,
И сказка здесь, и музыка плывет,
И замирает раненная птица,
Ночь пала, как наложница, во мгле,
Не дышит больше, тьма и голос дальний.
И где-то тени бродят по земле,
Но кто там? Это князь славян печальный

Он проиграл и потерял свой мир,
Он только мстить решает, мой воитель.
А хан молчит, среди стихов и лир,
Так грустен этот темный победитель.
А их не судят, это знаем мы,
В плену, во сне, очнуться мне едва ли,
Под сводами пустынными тюрьмы,
Славянские вдруг песни зазвучали.

Я спасена, наложницы толпой,
Вдруг окружили, и поют, как птицы,
- Ты молодец, мы все теперь с тобой.
Но плен есть плен и что мне веселиться?
И если бы не этот рыжий кот,
Я поднялась б на башню в час рассвета
И прыгнула, чтоб ощутить полет,
В последний миг в песках растаяв где-то.

@темы: ориджиналы

22:42 

Те узы, что соединяют by Джон Фосетт (1782 г.)

Никогда не сдаваться.
Благословенны будут пусть
Те узы, что соединяют
Все наши грешные сердца
Святой любовью Божьей Искры
И братство родственных нам душ
Надежду светлую вселяет,
Исполнив долг свой до конца,
Соединиться в мире высшем.

@темы: ориджиналы

03:41 

Путеводная звезда by Skaiv1994

Никогда не сдаваться.
Зовет она к свету,
На путь доброты,
И звездочку эту
Нам нужно найти.

Несет она радость,
Сияющий свет,
И снимет усталость
От жизненных бед.

Подарит надежду,
Подарит любовь,
И станем как прежде
Мы счастливы вновь.

@темы: ориджиналы

03:39 

Кристал

Никогда не сдаваться.
В космосi безкрайнiм,

На дальнiм рубежi,

В схованцi таемнiй

Кристал лежить.

Але ворог пiдступний

Його стереже,

Хоча сам до нього

Дiстатись не може,

Хоча сам до нього

Дiстатись не може.

@темы: ориджиналы

03:38 

Тетрадь смерти

Никогда не сдаваться.
Взмах руки, росчерк пера,

Чьё – то имя в тетрадь внесла.

Кто же они -

Вершители судьбы людей?

Припев:

Мы - боги смерти,

Мы - синигами,

Лучше вам не быть

Нашими врагами,

Иначе не пожалеем -

Убьём,

Ваши имена

В тетрадь смерти внесём!

@темы: тетрадь смерти, фанфики

03:35 

Признание

Никогда не сдаваться.
Я не преступник, я не злодей,

Ты мне поверь, прошу, поверь!

Я не убийца и не маньяк –

Я просто, я просто Ягами Лайт!

Моё оружие не пистолет, не меч -

Но я смогу добро сберечь.

Да, я спасу этот мир -

Ведь добро - мой кумир!

Буду злодеев всех карать

И невинных защищать.

Конечно, не брошусь я на мортиру -

Не мой это стиль, так как я Киро!

Буду вершить свой праведный суд,

А бегать от ФБР мне недосуг!

Но этот мир неблагодарен:

На добро отвечает ударом.

Я собрался свой суд вершить

Вовсе не для того, чтоб пулю получить!

Но ничего, вернусь как синигами,

И расправлюсь со своими врагами.

А потом продолжу суд вершить,

И смогу всех преступников убить.

Ни одной спецслужбе меня не поймать –

Я крадусь в нощи, аки тать!

Ведь бог смерти неуловим,

И, как клинок, неумолим!

@темы: фанфики, тетрадь смерти

18:18 

Після бою

Никогда не сдаваться.
Мені ти поки не друг,

Але вже і не ворог,

Подивися ж навколо -

Війни розсіявся морок!

09:06 

Маленький лорд. Главы 5-11. Переводчик Lady Megatron, автор оригинала Inkognito97

Никогда не сдаваться.
Глава 5.

Пробуждение было резким, а процессор выдал информацию, что я был в оффе час.
В чём дело?
Окончательно проснувшись, я сел и услышал непонятный раздражающий звук; определить, откуда он исходил, пока не получалось.
читать

22:43 

Кактус. Автор Матвеева Елена aka Zvezda

Никогда не сдаваться.
Кактус мерно колыхал ветвями на незримом ветру. Гальв всем корпусом ощущал странные вибрации, исходящие от него. Это было подозрительно.

Гальв поерзал на своем коврике для медитаций, и отполз немного назад. Ему показалось, или кактус действительно огорченно что-то прошелестел? Он поймал настороженный взгляд синей мартышки, внимательно наблюдающей за своим подопечным, и, сделав вид, что его поползновения в сторону двери - не что иное, как поиск более удобной позы для медитации, устремил взор обратно на кактус. Тот торжествующе подобрался, и, кажется, даже стал энергичнее колыхаться. "Не к добру это" - подумалось вдруг Гальву.

Подлый астрал и не думал наступать. Все внимание процессора занимало непонятное растение в горшке напротив, чарующе шевелящееся и зловеще передергивающее колючками. Оно было такое зеленое... зеленое...... зеленое..........

"Зеленое, зеленое, зеленоеее-е-е" - умиротворенно напевал себе под нос Гальв, просветленно поливая в своем саду из лейки клумбу с укропом.

@темы: transformers:victory

23:24 

Жизнь автоботов на Земле. Автор Лиза Григорьева (Синтэлл)

Никогда не сдаваться.
Глава 1. «В преддверии праздника»
В преддверии Нового Года дети и автоботы дружной компанией готовились к празднику. Каждому было дано задание: Мико и Балкхэд искали новогоднюю ёлку; Арси и Джек украшали базу; Рафа Мико попросила создать сцен-площадку( наверно хотела забабахать грандиозный рок-концерт ), а Бамблби ему в этом помогал. Ну и, конечно, всем этим руководил Рэтчет. Его вечные ворчания и указания по поводу того, что что-то где-то не так стоит, гирлянда не так висит, и чего это пол грязный, многим уже порядком надоели. Ну а док, решивший взять на себя организацию праздника (т.к. Оптимус, не любивший шума, снова куда-то уехал), хотел уже Бишу подметалой припахать. Но его отбила Арси, сказав что ей требуется помощь, так как она не везде может достать. Недовольно фыркнув, доктор пошёл дальше всем надоедать своими указаниями. Складывалось такое ощущение, что он всё-всё знает о земных традициях, но мешать ему никто не захотел, ибо Рэтчет снова бы закатил одну из своих нудных лекций, так что все продолжали заниматься своими делами, не обращая никакого внимания на его упрёки.
- Балкхэд, как слышно?- пытался достучаться до рэкера по внутренней связи Рэтчет.
- Слышу тебя хорошо, - был слышен ответ с той стороны.
- Вы нашли ёлку? Новогодний праздник землян без неё не обходится.
- Да знаю я. Мико мне уже все сенсоры об этом прожужала.- сказал доку Балкхэд.- Нет, мы ещё не нашли.
- Так поторопись! Скоро уже праздник! Неужели так трудно найти ёлку в лесу!- с явным раздражением оповестил его Рэтчет.
- Ладно, сделаем, - сказал рэкер и отключился.
Разобравшись с одним, Рэтчет прицепился со своими указаниями к Арси и Джеку.
- Арси, вешай украшения выше и равномернее. Что это у вас за абра-кадабра получается, - с неким сарказмом произнёс Рэтчет.
- Эй, док! Ты б лучше помог. Командовать и я умею, - укорила его автоботка. – При том, о Новом Годе больше знают всё-таки те, кто празднует его каждый год. Думаю, советы детей будут более уместны. Да, Би?
- Би-би-виу-у-у-бип.
- Ох, Бамлби! А ты - то что об этом знаешь!- вспылил доктор, недовольный тем, что другие пренебрегают его советами.
- Би-вип-би-у-у-вип.
- Да-а-а. И что же ты узнал от Рафаэля?!
- Ви-ви-вип-би-бип.
- Ой, да неужели!! Думаешь, я не знаю, что нужно наряжать дерево, или то, что принято дарить подарки, или то, что люди наряжаются в разные костюмы и ходят друг к другу , просят конфеты и пугают всех своим нарядом!!- Рэтчет был уже на взводе.
- Э-э-э, Рэтчет. Ты немного путаешься. Мы не ходим по домам и не пугаем друг друга. Ты спутал Новый Год с Хэллоуином. - поправил его Джек.
Медик поднял возмущённо оптическую дугу.
- Док, ну в самом деле, - начала Арси. - Мы плохо разбираемся в человеческих традициях. Может и правда оставишь роль советчика детям.
Рэтчет был немного озадачен. До этого времени он считал, что справляется с подготовкой к празднику. Всем присущим было неловко говорить это ему. Они знали, что док хочет как лучше, но не могли не открыть ему глаза на происходящее.
- Извини, Рэтчет. Но ты немного путаешься. Может нам пом…- хотел произнести Раф.
- Ну, прости! Я не местный!- доктор бросил строгий взгляд в их сторону и направился в другой отсек.
- Что это с ним?- спросил Джек.
- Не волнуйся, всё хорошо, - ответила Арси.- Просто он хочет, чтобы всё было идеально, вот и ведёт себя излишне напряжённо. Мы ведь впервые празднуем ваш праздник, вот он и хочет, чтобы всё было так, как у вас принято.
- Да, я всё понимаю.
- Ну ладно, у нас ещё много работы. Давайте продолжать, - предложила Арси.
В то время как все работали на базе, Балкхэд и Мико пытались найти ёлку.
- Может эту? – Предлагал Балкхэд ,указывая на одну из елей.
- Не-е-е-т, слишком мелкая.- отвергала предложение Мико.
- Ну, может, тогда эту?
- Нет, эта какая-то облезлая.
- Ну, тогда ту.
- Балкхэд, нам нужно нормальное дерево, а не корявое, лысое и непонятно на что похожее чудище из леса!- Отчитала рэкера девочка.
- А какая же нужна?- спросил её бот.
- Значит так.- Мико задумалась.- Нам нужно пушистое, раскидистое, довольно высокое, а самое главное - прямое дерево.
- И где мы его возьмём?
- Как где?! Там где мы есть, в лесу.
- Но здесь же нет ни одной порядочной ёлки.
- Значит, будем искать. Иначе Рэтчет нам таааакуууую лекцию прочтёт: что нам ничего доверить нельзя, где нас 3 часа носило и т.д.- сидя на плече у Балкхэда комментировала Мико.
Проблуждав ещё некоторое время в лесной глуши и ища приличное дерево для праздника, здоровяк вдруг поднял голову и произнёс:
- Эй, Мико, а может вот ту?
- Какую?- с любопытством спросила девочка.
- Да вон ту.- Тыча пальцем в сторону ели, сказал Балкхэд.
Девочка повернула голову в направлении, которое указывал рэкер, и, оценив кандидата на звание « Новогодняя ёлка », ответила:
- Ааааа, тууу. Да, вполне приличное деревце. Ладно, давай, руби, а то мы и так задержались, и время - то уже 10 часов вечера в Джаспере, а мне ещё домой за кое-чем надо сбегать.
- Это зачем?- поинтересовался Балкхэд.
- Скоро узнаешь, - уклонилась от ответа Мико.
***
Время шло, и Новый Год становился всё ближе и ближе. На базе все с нетерпением ждали новогоднюю ёлку, которую должны были доставить Балкхэд и Мико. На телефон Джека поступил звонок.
- Мико, вы где? Мы уже всё украсили и ждём вашу ёлку, - сообщил парень девчушке.
- Да, мы уже её нашли, ждём земной мост.
- Ладно, открываем.
Засиял яркий свет, и из воронки наземного моста появились Мико и Балкхэд, тащащий на себе большую, раскидистую, покрытую шишками ель.
- Ух, ты! - восхитились ёлкой все присутствующие.
- Какое красивое дерево!- произнёс Раф.
- Да, - сказала Мико.- Искали, искали, и вот, пожалуйста, новогодняя ёлка прямо к Новому Году.
- Ну что ж. Будем наряжать, - с восторгом воскликнул Балкхэд.
Осмотрев всех присутствующих, Мико заметила, что не хватает Рэтчета.
- Эй, а куда это Рэтчет подевался? Я думала, что он обязательно проверит, что это мы притащили, а заодно скажет пару ласковых словечек, - поинтересовалась девочка.
- Рэтчет, он … расстроился, что мы не прислушиваемся к его советам, - сказала Арси.
- Да, расстроился, ушёл к себе и не хочет присоединяться к нам, - сказал Джек.
- Надо бы с ним поговорить. Ведь это мы его обидели. Нужно было понимать, что он ради нас старается, даже если это выглядит грубовато и действует на микросхемы, - произнесла Арси.
- Виу-би-бип-ви-зиу-у-у.- с сожалением пропищал Бамлби.
- Нет, Би. Ты не виноват. Просто у Рэтчета трудный характер, и он серьёзно ко всему относится, - успокаивал его Рафаэль.
- Би-ви-зип.
- Может, мне с ним поговорить?- спросил Раф.
- Можешь попробовать.
Кивнув, Рафаэль спрыгнул с платформы и размеренным шагом направился к отсеку Рэтчета.
- Арси, а ты можешь перебросить нас домой? - попросила ботку Мико. - Нам надо кое-что взять.
- Да, конечно.
Идя к земному мосту, девочка дёрнула Джека за рукав.
- А ты что подаришь Арси?
- Я решил остановиться на полировочной машинке.
- Она же дорогая.
- Я копил деньги целых 3 месяца, чтобы купить её. Хочется сделать приятное, - похвастался парень.- И при том, после всех этих боёв ей необходима чистка, вот я и решил её подарить Арси. А ты что?
- А я решила подарить Балкхэду концерт в его честь. Оригинально, правда?
- Да, не то слово. Вот зачем ты попросила Рафа подготовить сцену, - произнёс Джек.- Жаль только, мама будет одна, - добавил парень.
- Не переживай, Джек, - попыталась приободрить его Мико.- Я думаю, твоя мама всё поймёт. И при том, - добавила девочка, - ведь будет ещё много таких праздников.
Джек вздохнул и, посмотрев на подругу, сказал:
- Наверно ты права.
И двое подростков скрылись за стеной воронки.
В это время, войдя в отсек, Раф увидел Рэтчета, который с сосредоточенным лицом пытался починить один из инструментов, по всей видимости сломанный Балкхэдом.
- Рэтчет, - позвал его мальчик.- У тебя всё хорошо?
- Да, - ответил медик. - Я в порядке.
- А такое ощущение, что нет. Ты ещё ни разу не появился с того момента, как ушёл.
- Просто у меня много дел, - стараясь не смотреть в сторону Рафа, проговорил врач. - Мне ещё чинить и чинить всё то, что разнёс Балкхэд.
Рафаэль смотрел медику в спину. Он не видел его лица, но чувствовал, что он переживает.
- А мне кажется, что ты просто пытаешься отвлечься, - продолжал Раф.- Ты не часто так запираешься в своём отсеке.
На некоторое время воцарилась тишина.
- Рафаэль … -произнёс Рэтчет. - Думаю ты прав. Я правда был обижен на вас. Мне хотелось сделать всё как положено, но в результате я сам вас обидел. Вы меня простите?
- Не волнуйся. Всё в порядке, - ответил Раф.- Ну что, идём. Там уже все собрались.
- Да, идём.
Выйдя из отсека, Рэтчет и Раф спокойным шагом направились в главный зал. Идя по коридору базы, Рафаэль остановился и спросил у медбота:
- Рэтчет, а ты , что бы хотел получить на Новый Год?
Медик замер. Помолчав пару секунд он ответил:
- Знаешь, Рафаэль, мне бы хотелось, чтобы эта война наконец-то закончилась. Но, думаю, ты не сможешь осуществить это.
- Нет, - ответил мальчик. - Но зато у меня есть другой подарок тебе.
Рэтчет удивлённо посмотрел на Рафа. Ему ещё никто никогда не дарил подарки, так же как и другим автоботам. У них не было таких традиций, да и время военное, не до подарков. Мальчик вынул из-за пазухи небольшой сверток. Предмет был обёрнут в зелёную с позолотой обёртку и перевязан жёлтой лентой. Достав подарок, Раф протянул его Рэтчету. Медик наклонился и принял свёрток. Он не знал, что может подарить ему человеческий ребёнок, поэтому его терзали любопытство и сомнение.
- Открой его, - с улыбкой на лице произнёс Рафаэль.
Рэтчет аккуратно снял ленту и медленно начал раскрывал подарок. В обёртку была завёрнута книга, явно сделанная своими руками. На обложке была вырезана надпись «Альбом. Жизнь автоботов на Земле», внизу книги виднелась подпись «Рэтчету от его друзей. С Новым Годом!» Медик раскрыл альбом и начал просматривать фото. В нём было собрано так много событий: первое появление детей на базе, работа со школьными проектами, прилёт Уилджека и т.д. Рэтчет смотрел на фотографии и всё больше осознавал, как сильно его любят, несмотря на то, что он бывает несдержан.
- Над фото поработала Мико, - сказал Раф.- Только у неё я смог достать столько материала.
- Рафаэль, – произнёс медик. – Спасибо тебе.
Мальчик улыбнулся. Ему было приятно, что его работа понравилась Рэтчету.
- Ну что, идём, - сказал он медику, и они вместе зашагали к главному злу. Там уже ждали их друзья и товарищи. Подойдя к ним, врач принёс свои извинения за неподобающее поведение. Конечно, никто на него не держал зла, и все были рады, что их друг наконец-то пришёл в себя и теперь вместе с ними. Но ещё оставались не законченные дела. Ёлка всё ещё не была до конца украшена, и друзья дружной компанией стали её наряжать. У всех было прекрасное предпраздничное настроение. Даже Рэтчет, который, как и Оптимус не любил шумные потасовки, с большим удовольствием развешивал новогодние шарики и гирлянды по зелёным веточкам ели. Всем было весело: как детям, встречавшим Новый Год уже много раз, так и автоботам , которые ещё ни разу его не праздновали. Самым же главным элементом украшения ёлки была новогодняя звезда. Посоветовавшись, все решили оставить честь установить ее на макушку ели Рэтчету. Медик осторожно взял украшение и аккуратно поместил его на самый верх ёлки. Все захлопали в ладоши.
- Раз, два, три, ёлочка, гори!
Рафаэль включил гирлянду, и новогодняя ель засияла разноцветными огнями. Время уже близилось к двенадцати, и все с замиранием сердца ждали, когда часы пробьют полночь.
- А всё-таки жаль, что Оптимуса с нами не будет, - вдруг произнесла Мико.
- Ага, - ответил Раф.
- Как никак, а он наш друг. Без него уже не так празднично, - поддержал его Джек.
Все присутствующие немного погрустнели. Внезапно раздался звонок вызова.
- Интересно, кто это может быть, - поинтересовалась Мико.
Балкхэд пожал плечами. На экране компьютера появилось изображение агента Фоулера.
- Агент Фоулер, только не говорите, что десы опять что-то затеяли, – с разочарованным видом произнесла Арси.
- Ну хоть на Новый Год они могут обойтись без своих выходок! - произнёс Балкхэд.
- Ви-зиу-би-ви-ви-вип-би.- поддержал его Бамлби.
- Нет, нет, - успокоил их Фоулер.- На этот раз явился я, чтобы поздравить вас с наступающим Новым Годом.
Все переглянулись. Не часто, хотя вроде и никогда, агент Фоулер не беспокоил их своим визитом просто так.
- И вас с наступающим, агент Фоулер, - поздравил его Рэтчет.
Все облегчённо вздохнули, ибо хотя бы один день можно не задумываться, что там задумали десы , а потом идти и давать им по процессорам .
- Агент Фоулер , может, присоединитесь к нам?- предложил Раф.
- Что ж, я не против. Только я не один.
Все бросили быстрый взгляд в его сторону. Кого это он может привести? Подружку вряд ли, ведь он так протестовал против того, что дети узнали об автоботах, а других вариантов не было.
- Джек, - обратился Фоулер к мальчику.- Ты ведь не против, если твоя мама проведёт этот праздник вместе с вами?
На экране рядом с агентом появилось изображение мисс Дарби.
- Мам! И ты здесь!- радостно воскликнул Джек.
- Я же не могла встречать приход Нового Года без своего сына, - улыбнувшись, ответила Джун.
- Чего же вы ждёте, заходите!- радостно воскликнул Рафаэль.
Зашумел лифт, и из него вышли мисс Дарби и агент Фоулер. Джек был рад тому, что его мама будет праздновать Новый Год вместе с ним и его друзьями, и как ни странно, агенту Фоулеру тоже были рады. Все были в сборе, но для полного счастья всё же не хватало Оптимуса. Мико настроила свою рок-гитару:
- Итак, фанаты, начинаем веселье!- и ударила по струнам гитары.- Этот концерт я посвящаю своему другу и партнёру Балкхэду. С Новым Годом!
- Ох, Мико!- только и мог сказать здоровяк.- А у меня тоже есть для тебя подарочек, - и, достав что-то из своего багажника, протянул девочке. Это была совсем маленькая пёстрая коробочка, перевязанная разноцветной лентой. Взяв её в руки, Мико сняла подарочную ленту и открыла подарок. Внутри коробочки на дне лежал запечатанный в клеёнку диск. На лицевой стороне была надпись «Стальные обезьяны. Новый выпуск».
- О, Балкхэд! Не может быть! Где ты смог его достать!- вне себя от счастья чуть ли не кричала Мико.- Он же ещё не вышел!
- У меня есть связи, - улыбнувшись, произнес здоровяк. - С Новым Годом, Мико!
И весёлая, счастливая девочка, ударив по струнам гитары, начала играть одну из своих зажигательных песен. И хотя не все присутствующие любили тяжёлый металл, каждый был не прочь подвигаться. Агент Фоулер пригласил Джун на танец, и та не смогла ему отказать. Биша повторял движения за Рафом, вместе это смотрелось весьма зажигательно. Джек же с Арси смотрели со стороны. Они не любители танцевать, но настроение от этого у них было не хуже. Ну, а Балкхэд стоя рядом с Мико, получал удовольствие от музыки. Взглянув на Арси, парень решил отдать ей подарок сейчас.
- Арси, - начал Джек.- Сегодня Новый Год, и я решил подарить тебе это, - он вручил ботке синюю коробочку с ярлыком, на котором было написано «Арси от Джека». Автоботка приняла подарок и стала его открывать. Там, как и говорил Джек Мико, лежала полировочная машинка.
- Ох, Джек, ты так заботишься о моей внешности, - радостно произнесла Арси.- Спасибо тебе. У меня тоже есть подарок для тебя, - и протянула мальчику небольшое круглое устройство, которое уместилось у Джека на ладони. - Нажми на кнопку посередине.
Джек легонько нажал на кнопку, и из устройства появилась голограмма, изображающая Арси и Джека. Парень посмотрел на ботку.
- Это, чтобы ты меня не забывал.- Арси улыбнулась.
- Ой, Арси. Спасибо тебе, - произнёс парень, благодарно глядя на напарницу.
Увидев, что Джек уже подарил подарок Арси , Раф решил не мешкать и тоже подарить свой подарок Бамлби. Позвав друга, Рафаэль протянул ему подарочную коробку:
- Это тебе от меня, Би. С Новым Годом!
Открыв подарок, Бамлби увидел там желтую с черными полосками радиоуправляемую машинку. Он посмотрел на Рафа своими большими глазами. И без слов было понятно, что он рад.
- Я подумал, что ты хотел бы такую, - с улыбкой на лице сказал Раф.
- Виу-зи-у-у-би-бип-зи-и-и, - восторженно пробибикал Биша и протянул руку Рафу. Разжав кулак, Рафаэль увидел праздничную коробку жёлтого цвета в крапинку с зелёной ленточкой. Взяв подарок, Раф снял ленточку и раскрыл коробку. В ней лежала рамка обведенная резными звёздочками и усыпанная серебряными блёстками. В неё была вложена фотография, на которой были изображены верные друзья, проводящие время вместе. Рафаэль смотрел на фото и не мог оторваться. У него даже запотели очки.
- Ох, Би, - произнёс мальчик, глядя на друга.- Ты так старался. Мне очень приятно.
- Ещё бы, - подойдя к ним сказала Арси.- У него все пальцы склеились, пока он её делал. Мы его еле расклеили.
Мальчик улыбнувшись прижался к другу. Внезапно раздался шум двигателя, и на территорию базы въехал красно-синий тягач. Машина трансформировалась, и вот уже перед всеми стоял лидер автоботов – Оптимус Прайм.
- Оптимус, ты всё-таки решил к нам присоединиться!- восторженно воскликнули все присутствующие .
- Я ведь не мог отстраниться от своих друзей и товарищей в важный для них праздник. Вы все здесь собрались, чтобы отпраздновать приход Нового Года, и я не мог быть безучастным, - ответил Прайм. - Агент Фоулер, мисс Дарби. Спасибо, что присоединились к нам.
- Мы тоже рады, Прайм, что ты решил присоединиться к нашей компании, - ответил агент Фоулер.
Оптимус кивнул в знак согласия. Внезапно на экранах компьютеров высветилось сообщение вызова с автоботским маячком.
- Кто это может быть?- спросил Раф.
- Да, странно. Вроде бы все кто могли быть уже здесь, - ответила Мико.
Рэтчет подошёл к монитору и принял вызов:
- Неизвестное судно, это станция автоботов Омега 1. Назовите себя.
- Наверное это уже входит в привычку так встречать своих, - был слышен ответ с неизвестного судна.
- Уилджек!- воскликнул Балкхэд, узнав голос своего давнего друга. - Это снова ты! Неужели ты прибываешь!
- Извини дружище, на этот раз нет, - ответил Уилджек.- Просто прознал, что на этой планете люди празднуют приход Нового Года, вот и решил вас всех поздравить.
- Эх, жаль, - расстроилась Мико. – А я-то думала, что ты опять прилетишь.
- Не расстраивайся, малая, - ободрил её Джеки.- Я ещё навещу вас. Ну что же, с Новым Годом! Пока, Балкхэд! – и отключился.
Услышав голос старого друга, всем стало ещё радостнее. Выйдя вперёд, лидер автоботов произнёс:
- Друзья, так как вот-вот наступит Новый Год, я предлагаю подняться наверх.
- Зачем?- спросил Балкхэд.
- Просто давайте поднимемся, а там уже вы всё сами сможете увидеть, - ответил Оптимус.
- Прайм, ты меня начинаешь пугать, - произнёс агент Фоулер. – Таким загадочным ты ещё не был. Давай выкладывай всё как есть.
Подойдя к лифту, Оптимус повернулся ко всем и произнёс:
- Я решил сделать вам сюрприз. Может, всё-таки поднимемся?
Обменявшись взглядами, дружная компания зашла в лифт и поехала вверх. Всех ужасно распирало от любопытства, что же за сюрприз приготовил им Оптимус. Поднявшись на самый верх,они увидели чудесную картину: небо чистое, и не чёрного , а приятного тёмно-синего цвета, и усыпано тысячами ярких точек. Подойдя к какой-то установке, стоявшей в темноте, Оптимус начал что-то нажимать. И внезапно из установки вырвалась ракета. Она взмыла в небо и со свистом разорвавшись, украсила небо в разноцветные краски. А за ней вторая, третья и ещё, и ещё. Все смотрели на это зрелище и не могли оторвать взгляда. Как же красиво это выглядело! А одна из ракет, взмыв в небо и разорвавшись, выпустила алые искры, принявшие вид знака автоботов.
- С Новым Годом, друзья, - произнёс Оптимус,становясь рядом с товарищами.

Глава 2. « С Днём Активации!»
Это был обычный день, как для детей, так и автоботов. Все занимались своими делами: Бамлби с Рафаэлем играли в видеоигру; Мико пыталась вычистить весь песок из Балкхэда, после того как они прокатились по пустыне, хотя она так не любила уборку; Джек решил чуток подкрасить Арси, после того как один из десов врезал ей по корпусу и оставил здоровенную царапину (конечно, после этого ему ещё как досталось); Рэтчет что-то «творил» у компьютеров, а Оптимус, получив координаты от доктора, уехал в разведку. Увидев, что их лидер куда-то укатил, все быстренько бросили свои дела и собрались в кучку.
- Итак, - начал Рэтчет. – Может, не все ещё в курсе, но совсем скоро у Оптимуса День Активации.
- Ух, ты!- воскликнула Мико.- А что это такое?!
- Ох!- вздохнул док, прикрывая глаза рукой. Не любил он объяснять такие элементарные для себя вещи. - Говоря простым человеческим языком, у Оптимуса День Рождения.
- Ааааа, яяяясноооо, - протянула девочка, быстро делая вид, что и так это знала.
- Оохх,- вздохнул медбот, закатывая оптику.- Ладно, значит так. Как всем известно, Оптимус не любитель вечеринок, да и вообще, по всей видимости, праздновать не собирается.
- Это точно, - встряла Мико.- Здоровяк при первой же возможности сваливает в какой-нибудь патруль, как только заметит, что мы что-нибудь собираемся устроить.
- К-хэ, к-хэ, - прокашлялся Рэтчет, давая понять, что ещё не закончил. - Так вот, я на время избавился от него, чтобы мы смогли всё спланировать.
- Что значит - «избавился»? - с неким недоумением поинтересовался Балкхэд.
- Я отправил его на разведку в энергонную шахту, - объяснил врач.
- А это не опасно?- с беспокойством спросил Раф.
- Нет, не волнуйся, - успокоил мальчика док. - Эта шахта уже давно заброшена и не используется. Вряд ли десептиконы там появятся.
- Я бы так не сказала, - произнесла Арси.- Когда мы с Балкхэдом и детьми обследовали одну из таких заброшенных энергонных шахт, то наткнулись на Мегатрона и Старскрима. Это был такой сюрприз.
- Ну…- промямлил Рэтчет, не зная, что сказать. - Ладно, давайте не будем отвлекаться на то, что было. У нас возникает другая проблема. Что нам подарить Оптимусу?
Чуток подумав, Мико начала энергично тянуть руку.
- Мико, нет! – сразу же отверг её предложение Рэтчет, даже не услышав его.- Мы не будем устраивать здесь рок-шоу, понятно?!
Опустив руку, Мико нахмурилась и отвернулась, что-то бормоча себе под нос.
- Ну, есть ещё идеи?- спросил док.- Арси? Балкхэд? Я что, один должен за всех думать?!
Все переглянулись. Они уже понимали, что Рэтчет начинает нервничать и опять сейчас заведёт старую песню, что снова ему придётся всё делать самому, что от них нет никакого проку и вообще, зачем он просил их помочь.
- Рэтчет, Рэтчет, успокойся.- пытался наладить контакт Джек.- Сейчас мы что-нибудь придумаем.
- Ладно, ладно, я спокоен, - кое-как умерив пыл сказал медбот.- У тебя есть какое-нибудь предложение?
- Ну, пока ещё нет, - ответил Джек.
- О, о, я знаю, я знаю! - прыгала на месте Мико. - Кто самый страшный враг Оптимуса?
- Ээээ, Мегатрон, - не понимая наводки ответили на вопрос все присутствующие.
- Хи - хи… Так вот. Хи – хи, - не могла сдержаться девочка.- Я предлагаю … Хи – хи…
- Да говори ты уже!- опять завёлся Рэтчет.
- Да, да. Хи - хи… Я предлагаю изловить Мегатрона и … хи - хи… и, обернув его в подарочную обёртку, подарить Оптимусу.
- Да во имя Праймуса!! Что ты говоришь!!- не сдерживаясь, выпалил Рэтчет.
- Что? Я пыталась разрядить обстановку, - виновато опустив голову, сказала Мико.
- Теперь давайте серьёзно, -произнёс Джек. - Правда, что нам подарить Оптимусу…
Внезапно поступил вызов:
- Рэтчет, прошу открыть земной мост.
- Ладно, договорим в другой раз. А пока сами думайте. У нас есть ещё пару дней, - сказала Арси.
Все быстро начали заниматься тем, что делали. Рэтчет повернул ручку земного моста. Засиял яркий свет и из воронки моста на территорию базы въехал красно-синий тягач. Машина трансформировалась, и док, закрыв портал, повернулся к Оптимусу.
- Ну? - спросил врач.- Как всё прошло?
- Всё хорошо, старый друг, - ответил Прайм.- Я нашёл шахту, но ни энергона, ни десептиконов там не было. Похоже, она была давно уже выработана и её оставили.
- Как странно, - пытаясь выглядеть как можно правдоподобней ответил медбот.- Я точно засёк в том квадрате энергон.
- Это не твоя ошибка, старый друг, - ободрил его лидер.- Скорее всего, что-то сломалось, и компьютер выдал неверный результат.
- Да, наверно, - промолвил медик.
Оптимус похлопал друга по плечу и зашагал в свой отсек. Рэтчет посмотрел ему вслед и мысленно вздохнул: «Уффф, не заметил». Но время шло, и на подготовку оставалось всё меньше времени. Улучив момент, чтобы Оптимус ничего не увидел, все вновь собрались в тесный кружок в отсеке Рэтчета. Туда почти никто не заходил, так что все решили избрать его как комнату совещаний. Демонстративно пройдясь пару раз взад- вперёд перед своими товарищами, Рэтчет всё же решил наконец начать «совещание».
- Итак, что мы имеем: подарок не готов, идей насчёт праздника нет , и остался всего один день, – недовольно хмыкнув, Рэтчет развернулся к друзьям.- Ну, что делать будем? Может, кто надумал чего?
- Рэтчет, - обратился к медику Раф.- Я тут подумал насчёт подарка…
Медик с интересом посмотрел на мальчика. Его интересовало, что мог предложить маленький землянин.
- Я подумал и решил, что нет лучшего подарка, чем верные друзья.
- И что, ты теперь предлагаешь нам всем в обёртки завернуться ?!- саркастически отнёсся к предложению док.
- Нет, Рэтчет.- сказал ему Раф.- Я предлагаю подарить ему нашу общую фотографию, но записать её на голограммное устройство.
Всё обдумав, и оценив предложение, доктор согласился с предложенным подарком. Но оставалась ещё одна проблема – как устроить праздник.
- Что ж, с одной проблемой мы, можно сказать, разобрались, - произнёс доктор. - Теперь надо по-тихому украсить базу, но не слишком шикарно, и отвлечь чем-нибудь Оптимуса, чтобы раньше времени всё это не увидел.
- Ну что ж, думаю, базу украшать будем мы, - сказала Арси, - а дети отвлекут внимание Оптимуса. Мико задаст ему кучу вопросов, а вы её поддерживайте, ладно?
- Окей!
- Хорошо, тогда, когда, увидите сигнал, начинайте его отвлекать, попробуйте задержать его как можно дольше, если что, Би вам просигналит.
На этом, решив закончить, все разошлись готовиться к предстоящей операции. На следующий день все были наготове. Дождавшись, когда Оптимус выйдет из своего отсека, дети остановили его и Мико начала играть свою роль.
- Оптимус, - начала девочка.- Меня давно интересовало, сколько же тебе лет.
И лидеру, который не понимал, с чего она так этим заинтересовалась, пришлось отвечать.
- Ууууу, ничего себе !- от изумления вытаращила глаза Мико. Её это и впрямь потрясло.
- А ты ходил на тусовки, пока ещё не был Праймом?- продолжала девочка.- А у тебя была подружка? А когда ты встретил ребят?
А в это время в главном зале, пытаясь как можно меньше шуметь, остальные автоботы украшали помещение.
- Ну же, пошевеливайтесь, - как всегда командовал Рэтчет. - Бамлби, посмотри, чтобы Оптимус не шёл.
- Би-би-у-би-би-бип.
- Рэтчет, мы же почти закончили, - сказал Балкхэд.- Зачем кого-то ставить на шухер?
- Затем.
- А если б ты помог, то мы справились быстрей.- упрекнула его Арси.
И вот последний элемент был на своём месте, и Би послали отзывать ребят, а то Мико вконец уболтает Прайма. Освободив Оптимуса от нескончаемых вопросов Мико, Бамлби позвал его в главный зал. Войдя в помещение,лидер увидел всех своих друзей. База была красиво украшена и создавала праздничное настроение. Оптимус был немного в замешательстве. Он и не подозревал, что ему готовят подарок.
- С Днём Активации! - радостно выкрикнули все присутствующие.
Рэтчет, подойдя к другу, вручил ему небольшое устройство.
- Мы знали, что ты не любишь шумные вечеринки и кучу подарков, поэтому решили остановиться на этом, - произнёс медбот.
Оптимус нажал на кнопку, и из устройства появилась голограмма. На ней были все: и дети, и автоботы, и даже агент Фоулер с миссис Дарби, и, конечно же, сам Оптимус. Все выглядели так радостно, что даже непробиваемая завеса равнодушия Прайма подёрнулась, и на его лице показалась хоть и совсем маленькая, но всё же такая желанная улыбка.
- Спасибо вам, друзья, - тепло сказал он.- Мне приятно, что вы не забыли.
- Ты что, Оптимус, - произнёс Балкхэд. - Как мы могли забыть про твой День Активации.
Все обступили своего лидера. И по его лицу было видно, что он рад, что находится здесь и сейчас вместе со своими друзьями, которые его так любят.

Глава 3. «Она дрожала под дождём …»
Этот обычный день не предвещал ничего особенного. Хотя, учитывая, что идёт война, могло случиться всё, что угодно. Так оно и вышло. Завыла сирена и на компьютере появился знак десептиконов .
- Опять десы.- возмущённо произнёс Балкхэд.
- А кто же ещё, - сказала Арси.
- Снова день хотят нам испортить, - вздохнула Мико.
- Рэтчет, - произнёс Прайм.- Введи координаты и активируй земной мост. Автоботы, вперёд!
И четыре автобота, трансформировавшись, умчались через воронку моста на встречу со старыми друзьями.
- Ух, Балкхэд намнёт им бамперы!- с азартом произнесла Мико.
- В этом никто не сомневается, - поддержал её Джек.
- Ну, что, - сказал Раф.- Чем займёмся, пока ребят нет?
- Делайте, что хотите, но тихо и подальше от сюда, - проворчал Рэтчет.
- Док в своём репертуаре, - шепнул друзья Джек.
А в это время где-то посреди леса между ботами и десами разгорелся нешуточный «спор». Дело в том, что десептиконы раскопали новую шахту, и конечно, делиться не собирались. Автоботы не могли позволить им заполучить ещё один источник энергии, и всеми силами отстаивали эту, хоть и маленькую, но такую нужную шахту с энергоном. Конечно, десам приходилось несладко. Они знали, насколько сильны их противники, но отступить не смели, иначе их ждала не менее печальная судьба. Вырубив последнего противника, Прайм скомандовал возвращаться на базу.
- Рэтчет, нам нужен земной мост.
Сверкнул свет и посреди поляны появился портал.
- Автоботы, на базу, - отдал приказ товарищам лидер автоботов.
Вернувшись домой, автоботы застали знакомую картину. Дети рубились в видеоигру, а Рэтчет, стоявший у компьютеров, вполголоса ворчал что-то непонятное. Скорее всего, это были упрёки, что ему не дают сосредоточиться. Увидев друзей, дети очень обрадовались. Подбежав к ним, они заключили их в объятиях. Размеры, конечно, были несовместимые, но разве это могло их остановить.
- Как всё прошло? - спросил Джек у Арси.
- Да как всегда, - с улыбкой ответила партнёру ботка. - Сломали пару процессоров и захватили шахту. Теперь у нас достаточно энергии. Ну, что будем делать?
- Да во имя Праймуса! – воскликнул док, увидев, что Мико уже взялась за гитару. - Вы уедете сегодня или нет?! Дайте мне наконец работу доделать! Вы и так целыми днями здесь торчите! Ни минуты покоя!
Друзья переглянулись и решили удалиться. Не стоило злить Рэтчета, особенно когда он на взводе. И вновь трансформировавшись, друзья разъехались в разные стороны. Балкхэд с Мико захотели съездить на шоу монстер-траков, Арси и Джек решили погонять по окрестностям Джампера, а Бамлби с Рафаэлем уединились где-то неподалёку от базы и сражались в гоночную видеоигру. Время близилось к закату, и дети решили отправиться домой. Активировав земной мост, Рэтчет отправил их по домам.
- Неужели они ушли, - прошептал мед бот.
- Не радуйся так, - сказал Балкхэд.- Сегодня была пятница, а завтра будет суббота. А это значит, что дети будут здесь целых два дня подряд.
Рэтчет ударил себя по лбу ладонью.
- Целых два дня! Снова! О, Великий Праймус! За что мне это?!
- Док, выходные повторяются каждую неделю, - сказала Арси.- Пора бы уже привыкнуть.
- Я не могу привыкнуть к такому кошмару! – с нарастающим раздражением в голосе произнёс медик. - Даже от Клиффджампера с его неутомимым энтузиазмом было меньше шума, чем, например, от Мико! Это непрерывный кошмар!
- Да ладно тебе, Рэтчет, - пытался хоть как-то успокоить его Балкхэд.- Не так уж все и плохо.
- Не так уж всё и плохо!!!- вне себя от гнева передразнил Рэтчет.- Балкхэд, тебя когда-нибудь били кувалдой по голове?!
- Ну, да, бывало.- ответил рекер, вспоминая как приятно они общались с Брейкдауном.
- Тогда ты должен помнить, как это, когда твои слуховые рецепторы повреждаются при подобном ударе, - ответил бот. - Тоже самое я ощущаю, когда Мико играет на своей рок-гитаре. Прошу тебя в следующий раз убрать её от меня. Развлекайтесь хотя бы в соседнем отсеке.
- Ладно, док, - согласился с ним Балкхэд. - Замётано.
Док недовольно хмыкнул и отвернулся назад к компьютерам.
На следующий день дети дружной компанией явились на базу.
- Приветик, Рэтчет, - поприветствовала медика девочка. - А вот и мы!
- Я повторюсь, - не отводя взгляда от приборов, пробормотал док. - Делайте, что хотите, только мне не мешайте . У меня важная работа. Кстати, - добавил медбот.- Бамлби, ты сегодня едешь в патруль. Оптимус сказал, чтобы ты отправлялся сразу, как приедешь.
- Жаль,- грустно сказал Раф.- Но ничего, поиграем в другой раз.
- Би-би-би-у-у-у-зи-бип-зи-и-и-и.
- Конечно, я буду тебя ждать, - с улыбкой ответил Рафаэль.
Рэтчет повернул выключатель, и земной мост засветился ярким светом. Трансформировавшись, Бамлби бикнул Рафу на прощание и скрылся за стеной портала. Земной мост погас, и все занялись своими делами. Вот только Раф был всё же чуток расстроен. Ведь он хотел провести время с другом, а вышло всё на оборот. Он остался один, хоть и не был одинок. Вечером, когда смена Бамлби закончилась, Рафаэль с замиранием сердца ждал приезда друга. И вот он запрашивает земной мост, и Рэтчет повернув рычаг, открыл его, обрадовавшись, что Би вернулся на базу и займет Рафа чем-нибудь, а то тот в его отсутствие слегка приставал к медику, задавая парочку вопросов насчёт их жизни на Кибертроне. Би въехал на территорию базы и трансформировался в робомод. Раф сразу же подбежал к другу и обнял его.
- Ну, что? Чем займёмся? Приставка или гонки?- спросил Раф друга.
- Би-виу… мяу…ви-зи-зиу… мяу…би-бип-зи.
Все переглянулись.
- Э-э-э … Что это было?- спросили Раф.
Балмби замер.
- Ви-ви-зи-у ?
- Что значит «что» ? - с явным подозрением переспросил разведчика медбот.
Внезапно на всю базу прозвучало: «Мяу».
Все встали в ступор. Би чуть ли ни семью потами не изошёл за это время (если бы мог).
- Вот это!- допытывался медик.- Что это за звук?
- Это похоже на … - начала догадку Мико. - Похоже на … кошку.
Присутствующие обратили свой взгляд на разведчика. Тот, опустив голову открыл багажник и достал оттуда маленький серый клубочек шерсти. Глаза Рэтчета округлились до невозможных размеров. Клубок развернулся, потянулся, и сев, посмотрел на присутствующих и тихо мяукнул.
- Эт…эт…это ЧТО !?- возопил мед бот.
- Кошечка!!!- радостно захлопала в ладоши Мико.
- Какая хорошенькая!- поддержали её Джек и Раф.
- Во имя всех Искр, Би, где ты её взял?- начала допытываться Арси.
- Зи-зиу-зи-и-и-и-би.
- То есть, - начал отчитывать Бишу док. -Ты хочешь сказать, что сидел в засаде у магазина и увидел ЭТО существо …
- Кошку, - поправила его девочка.
-Да, кошку, – поправился медик. - И просто так взял и подобрал?!
Бамлби посмотрел своими большими голубыми глазами на дока, держа кошку, а та сладко зевнула, свернулась в клубочек и заснула на его теплой ладони.
- Ви-би-би-би-пип-зи-зиу-зи.
- Как это «она дрожала под дождём»? - продолжил мед бот.
- А то и значит, док, - сказал Балкхэд. - Пожалел наш разведчик кошку.
Рэтчет недовольно поднял оптическую дугу, разводя руками.
- Ну ладно, пожалел. А дальше что!? У нас ни знаний, ни средств, чтобы её содержать. Нельзя так просто подбирать животных!
Кошка, которая так сладко спала, внезапно зашевелилась и все услышали нежное мурлыкание. Арси наклонилась к кошечке. Дотронувшись до маленького тельца, её, хоть и большие, но нежные пальцы стали осторожно гладить пушистую шёрстку зверька. Кошечка стала мурлыкать громче, подставляя стальным пальцам горлышко.
- Да ладно тебе, Рэтчет, - сказала Арси. - Пусть живёт с нами. Дети помогут нам за ней ухаживать. Ты же сам хотел их чем-то занять.
- Нет! Нет! НЕТ!- отрицая всё напрочь, махал руками док. - Это исключено! Верни её туда, откуда взял! И побыстрей!
Похоже, он был непреклонен в своём решении. Зазвеня всеми гайками, Бамлби закрыл кошку руками и быстрым шагом направился к себе в отсек добавив при этом:
- Би-зи-биу-у-пип-зи.
Рэтчет снова встал в ступор.
- Что значит «бесчувственный»?!- поразился врач.
- Ты его обидел,- встав рядом с медиком, сделал вывод Балкхэд.
Рэтчет еле сдерживая себя, чтобы не раскричаться на всю базу, выпалил :
- Да как он не понимает, что … уф… что … ох! Бамблби!
Выйдя вперёд, Раф предложил с ним поговорить.
- Да, Раф, я тоже пойду.- ответила Арси.
Взяв Рафаэля на руки, Арси зашагала к отсеку Би. Войдя к нему они увидели Бишу, сидящего на платформе. На его ладонях, уютно свернувшись клубочком, лежала кошка. Она спала, мурлыкая во сне. Услышав чьи-то шаги, Бамлби тут же крепко, но бережно сжал её в своих объятиях.
- Би, это мы, - сказал другу Раф.
- Смотри не задуши кошку,- напомнила товарищу Арси.
Вспомнив о своей силе, Биша сразу разжал руки. Кошечка всё так же мило спала.
- Друг, - начал разговор Рафаэль.- Пойми, вы правда не можете дать ей тот уход, который ей необходим.
Бамлби сразу погрустнел. Он не хотел, что бы зверюшка снова оказалась на улице.
- Правда, Би.- поддержала мальчика Арси. - Идёт война, и следить за животными у нас просто нет времени.
- Ви-зи-зиу-би-биу-у-у.
- Понимаю, - сказал Раф. - И я не хочу, чтобы она оказалась на улице. Но зато я могу найти ей другой дом с хорошими хозяевами.
Биша бросил быстрый взгляд в его сторону.
- Зи-и-и-у-у-у ?
- Да, друг, правда, - улыбнувшись ответил мальчик.
- Вот видишь, Бамлби, - произнесла Арси.- Рафаэль может найти ей другой дом. Отдай нам кошку, пожалуйста.
И с надеждой посмотрев на своих друзей, Би отдал маленький комочек шерсти в руки Рафа. Мальчик взял на зверька и промолвил:
- Обещаю, я найду ей хорошую семью. Ты мне веришь?
- Зи-у-у-у.- пробибикал Биша, осторожно обнимая своего друга.
А Арси тихо сидела рядом и смотрела на это дружеское объятие. Внезапно Би схватил её за запястье и притянул к себе. Таким образом, автоботка оказалась в дружеских объятиях своих друзей. Она не любила тесные контакты, но сейчас ей было очень приятно. А кошка по-прежнему сладко спала, издавая приятные урчащие звуки.

@темы: фанфики, трансформеры:прайм

21:58 

Встреча на закате. Автор KeyJill

Никогда не сдаваться.
- А здесь и правда красиво, - решил нарушить тишину Ферст Эйд. - Но ты ведь позвал меня сюда не для того, чтобы показать мне закат, Саундвейв?
- Ответ отрицательный, - произнес связист.
- Ни домогательств, ни даже грязных намеков? - удивился медик. - Ты неправильный десептикон.
- Ответ положительный, - тихо пробормотал вышеназванный десептикон, осторожно обнимая протектобота за плечи.

@темы: драбблы, найдено на дайрях, трансформеры:G1

21:42 

Вчера была война... Автор ferrum_glu

Никогда не сдаваться.
Эта гостиница на одном из астероидов – перекресток миров. Крупный космопорт, за окнами огни, огни… Оптимус отодвигает узкую пластинку металлических жалюзи, что бы взглянуть с высоты пятидесятого уровня на недавно отстроенный, суетящийся, полный жизни и движения город. Пластинка щелкает, возвратившись на место, и отсек снова погружается в полумрак. Шаг вперед. И вот уже край платформы. Отсек узкий, а платформа огромна. Красно-синий трансформер ложится и заключает в объятия того, кто ждет его в темноте. Они начинают целоваться. Не нужно каких-либо вступлений и слов. Жадный и жаркий поцелуй – лучшее средство от воспоминаний. Объятия, сильные, неистовые – якорь в мире, где все зыбко и непонятно. Теперь все позволено, все можно… Сегодня закончилась война. Об этом еще неизвестно, еще не прозвучали фанфары, не пронеслись, разлетаясь во все концы Галактики, электронные молнии сообщений, не пролился живительный поток информации, рассеивая напряженное молчание, усмиряя боль измученных тревогой Искр. Теневая фаза цикла на чужой планете. Пустота. Время после времени. Застывший квант небытия - сингулярность, в которой нет ни званий, ни знаков различий, где прошлое проклято, а будущее не определено.
- Я так привык к войне и одиночеству, Смоукскрин, – тихо говорит Оптимус, - что совсем не помню, есть ли в этом мире что-то другое.
- В этом мире до шарка другого, – отвечает более высокий, срывающийся от возбуждения, голос, – плохого, хорошего, всякого!
- Ты прав…
Оптимус снова погружается в поцелуй и не хочет отрываться, чтобы не думать. Он ненавидит думать сейчас. Да и вообще… Ему хорошо. Он ощущает себя живым и свободным, без лидерских атрибутов власти и без вечных тревог. Смоукскрин садится на него верхом, подогнув коленные сочленения. Тормошит, забираясь пальцами в щели сегментов. Он дразнится, на ходу придумывая смешные эпитеты, смеется, а потом вдруг погружает лицевую пластину в гудящее от напряжения хитросплетение праймовских шейных кабелей. Высокий баритон эхом звенит в тишине отсека. И Оптимус смеется в ответ, а потом с наслаждением выгибается, открывая шею, подставляя ее под поцелуи. Ему кажется, что он вот-вот взлетит, прямо сейчас, на крыльях недоступной прежде свободы. Раззадоренный происходящим он вдруг предлагает:
- Давай напьемся! Я сотню астроциклов не держал в манипуляторе куб с заряженным, не мог себе позволить.
- Легко!
Молодой автобот вскакивает в платформы, выскальзывает за дверь и, как ветер, уносится по коридору. Он возвращается всего через два клика, с целой горой кубов, поставленных друг на друга.
- Ветеранам бесплатно! – Объявляет он.
- Ты назвал администраторам наши имена?!
- Нет, но они, похоже, сами догадались.
Он сгружает кубы прямо на пол и снова запрыгивает на платформу, не в состоянии прервать насыщение близостью. Как можно заставить себя оторваться от этих строгих губ, в такой день. Он снова утоляет свою жажду прикосновениями и сотнями новых поцелуев. Но Оптимус еще более жаден. Все, что копилось долгими астроциклами, выпущено наружу. Смоукскрин не узнает своего командира. Неужели это тот самый суровый лидер автоботов, который еще недавно был так замкнут и так сосредоточен. Губы Оптимуса восхитительно пахнут энергоном, он расслаблен и стонет низко, словно рычит. Звуки его голоса приводят молодого автобота в неистовство. Смоукскрин уже не целует - терзает эти серые губы. Целый клик они катаются по платформе, и красно-синий трансформер проявляет чудеса ловкости, чтобы не повредить более хрупкий корпус своего подчиненного. Бывшего подчиненного…
Она взялась вдруг - свобода, которую оба так жаждали. Сброшены военные оковы и есть возможность прямо завтра демонтировать оружие, выкатиться на чистые улицы, вернуться к гражданским обязанностям. Оптимус гонит мысли о завтрашнем цикле прочь. Он знает, что мир так просто его не отпустит, и завтра, уже завтра, когда над цивилизацией вспыхнет заря новой эпохи, его захватят государственные дела. Долг выдернет его из желанного покоя, умчит по дорогам ответственности, и наступят… мирные будни. Он знает, что многие из таких будней будут похлеще будней военных. Он не хочет об этом думать.
- Топливо! – Азартно в унисон кричат оба, разрывая поцелуй. Смоукскрин выставляет ряд кубов прямо на широкий грудной отсек Оптимуса. Они смеются, а потом пьют до дна, проливая восхитительный хмельной флюид на красную, покрытую царапинами и следами мелких осколочных ранений, броню. Смоукскрин ласкает пальцами каждую зазубрину, каждый старый сварочный шов. Он без стеснения слизывает пролитый энергон, намеренно проникая своей чувствительной глоссой в щели сегментов этой священной брони. Его движения становятся плавными и все более откровенными. Ионы меняют настройки нейросети, растормаживая процессорный контроль. Манипуляторы Прайма смыкаются на округлых белых плечах. Его ладони, такие огромные и сильные, едва заметно дрожат. Смоукскрина тоже начинает бить дрожь. Ну почему ЭТО случилось так поздно! Он же сто раз мог предложить ЕМУ провести зарядный цикл вместе. Но не предложил, дотянул до самого конца войны, не в силах побороть свое смущение.
- Я всегда хотел тебя! – Кусая губы, говорит молодой автобот. Они уже давно в приватных беседах перешли на «ты», но сейчас такое дерзкое и грубоватое заявление обдает Смоукскрина новой волной возбуждения.
- Я тоже, – отвечает Прайм, глядя прямо в его оптику, - с самого первого дня, как ты у нас появился. С первых слов твоей присяги и первых бесшабашных подвигов, за которые тебя поначалу так ненавидела команда.
- Я делал ВСЕ, что бы ты обратил на меня внимание.
- И мне порой хотелось отправить тебя на гауптвахту, или… отинтерфейсить где-нибудь в углу до беспамятства.
- Сделай это сейчас! – Голубые окуляры Смоуксрина темнеют. Он не может усмирить дрожь и снова хватается за куб. Возбуждение сносит настройки всех контролирующих систем, и тягучий низкий фон неистового желания разливается по отсеку.
- Ого! – Оптимус кладет манипулятор на его грудь, впитывая этот фон и раскачивая на волнах резонанса свой собственный. Смоукскрину и хорошо, и стыдно. Ему кажется, что его желание похоже на стравленную прямо на пол смазку. Но он не может ЭТО удержать. Голубые окуляры на мгновение меркнут, и он срывающимся голосом произносит:
- Наверно, я и смог пройти всю войну, потому что внутри меня засела эта нелепая юношеская блажь. Я хотел отдаться только тебе, и никому другому. Циклы напролет я мечтал об этом, и после каждого боя возвращался живым…
- Шаркова Бездна! – Тихо ругается Оптимус, и нежно берет лицо маленького автобота в свои ладони - Мне следовало догадаться обо всем самому.
Теперь он целует его более медленно, глубоко проникая глоссой в маленький горячий рот, лаская детали форсунок и отверстия охлаждающих механизмов. Поле лидера становится плотнее. Он сжимает им своего партнера, чувствуя, как индивидуальные поля каждой его системы, каждого узла и блока, подчиняются внешнему воздействию и превращаются в гигантские диполи, выстраиваясь вдоль силовых линий. Это уже не шутки, не пена мутного потока первой радости - это уже настоящая страсть.
- Иди ко мне…
Они с силой прижимаются грудными отсеками. Смоукскрин снова запускает манипулятор в шейные кабели лидера. Он чуть не повредился процессором, сотню циклов мечтая о них и не смея коснуться. Но сейчас можно... Его пальцы перебирают толстые жгуты. Силовые магистрали Прайма сразу же отзываются энергетическим всплеском. Маленькие молнии срываются с них и колют пальцы. А энергоновые… Горячие, пульсирующие, мощные, начинают вибрировать. Еще мгновение, и огромные ладони лидера сжимаются на бедрах Смоукскрина, скользят по спине, задерживаясь на чувствительных креплениях дверец. Пальцы забираются в мелкие щели плечевых сочленений, и гладкие плечи маленького автобота моментально нагреваются от прикосновений.
- Не медли, – стонет Смоуксрин, – иначе я расплавлюсь.
Прайм срывает замки на его поясе. Тяжелый сегмент паховой брони Смоукскрина летит вниз. Еще мгновение, и молодой автобот уже лежит внизу. Прохладный воздух отсека касается разгоряченных систем, и он дерзко раздвигает бедра. Он никогда так не делал, с самой своей активации предпочитая доминировать над партнерами. Но сейчас… Тяжелая ладонь лидера накрывает небольшую интерфейс-панель белого спорткара и сразу захватывает ее целиком. Смоукскрин стонет и выгибается дугой. Прайм приподнимает его и разворачивает спиной к себе. Один манипулятор лидера изгибается, проскользнув между платформой и стройной талией. Синие пальцы ложатся на небольшой напряженный коннектор, осторожно сжимая его основание, чтобы активировать систему впрыска. Это вызывает такую бурю в эмоциональном блоке Смоукскрина, что у него на мгновение меркнет в оптике. В ответ на его стон, горячие губы лидера перемещаются на боковой аудиосенсор, и длинная сегментированная глосса скользит по шее. Тогда Смоукскрин стонет еще громче, страшно стесняясь своего голоса, который становится вдруг чужим, надломленным и хриплым. Другой манипулятор лидера просовывается сзади под округлым бедром, вдоль центральной линии, разделяющей корпус сине-белого трансформера на левую и правую половины. Еще мгновение, и Оптимус практически усаживает Смоукскрина на свое запястье, легко удерживая вес небольшого партнера. Его пальцы ласкают маслянистые тазобедренные сочленения, постепенно приближаясь к плотно сомкнутому отверстию основного порта. Смоускрин оказывается полулежащим на спине, сжатый двумя манипуляторами, которые спереди и сзади удерживают его за самые интимные места. Под ним вибрирует и гудит мощный красно-синий корпус, губы лидера все так же плотно прижимаются к шее.
- Ты всегда доверял мне, доверься и сейчас. – Манипулятор перемещается с паха на живот, а потом скользит вверх, прямо по центральному каналу груди. - Створки, Смоук, – голос Оптимуса звучит нежно, но за этой нежностью чувствуется привычка отдавать приказы, – открой их…
Смоуксрин дрожит. Обнажить Искру - слишком интимная просьба. Но как можно ослушаться этого голоса, произносящего слова так, что в каждом из них, даже при самом ласковом тоне, звучит металл. Створки белой брони чуть приоткрываются, и пальцы командира сразу проникают в открывшуюся щель. Почти одновременно с этим, его другая кисть достигает заправочного порта, упираясь в заслонки диафрагмы.
- Оптимус… - Смоукскрин протяжно выдыхает его имя.
Он ничего не может с собой поделать. Внешняя диафрагма раскрывается сама, реагируя на базовый рефлекс. А спина в это время ощущает, как широко разошлись в стороны грудные пластины лидера. Маленькие голубые молнии окутывают плечи Смоукскрина, текут по нему теплыми струйками, змеясь вдоль фигурных щелей сегментов. Еще клик, и пластины распахиваются так, что Смоукскрин почти проваливается внутрь могучей кабины. Жар систем грудной секции Прайма нестерпимо приятен.
- Я хочу иметь с тобой связь Искр, – тихо шепчет Прайм.
- Да…
И тогда огромная Искра лидера дает первый импульс. В сознании Смоукскрина меркнет, чужая энергия разливается по корпусу, как расплавленный металл, мгновенно пронзая его от самого центра до кончиков пальцев, и тут же отступает, оставляя после себя прохладу и опустошение. А потом снова… Оптимус умеет управлять энергией слияния, о таком Смоукскрин даже и не слышал. Темно-серая ладонь добирается внутрь белого грудного отсека, и с помощью двух трёх разрядов стимулирует камеру настолько, что она раскрывается почти полностью. Плазма, окутывающая плечи, лавиной устремляется внутрь. На этот раз огня еще больше! Смоукскрин почти кричит и мотает головой. Ладонь Оптимуса сжимает края камеры, совершая циркулярные движения. Другие пальцы – те, что снизу, затевают невероятно приятный танец, лаская края основного кольца, расширяя его, сминая упругий уплотнитель. Внутри брюшной секции Смоукскрина толчками перестраиваются магистрали, входя в режим совместной заправки - снова базовый рефлекс, который ни за что не перепрограммировать.
- Тензодатчики твоих магистралей распознают ЭТО, как сильную боль, – говорит Оптимус, – ты готов?
- Я хочу этого больше всего на свете, – отвечает Смоукскрин, и тут же чувствует, что вместо пальцев в него входит что-то огромное, горячее, вибрирующее энергией. Он, сцепив дентопластины, давит вопль. Створки камеры Искры распахиваются во всю ширину. Пальцы одного манипулятора Прайма вцепляются в их край, другие крепко держат округлое белое бедро. Коннектор лидера входит еще глубже. Между ног становится ужасно тесно. Еще один импульс командирской Искры обжигает спину маленького автобота. Он совпадает с первым толчком топлива. Системы Смоукскрина захлебываются, принимая поток чужого энергона, половина датчиков сразу уходит в перезагрузку. Искра полыхает в ответ, заливая светом все помещение.
- Спокойней, – снова говорит Прайм, и целует Смоукскрина в затылок, а потом ниже, по задней поверхности шейных сплетений, умело находя самые чувствительные точки. Сине-белого трансформера бьет крупная дрожь. Электромагнитное поле его асинхронно пульсирует на разных частотах, но Прайм не позволяет ему уйти в перезагрузку, не испытав главного. Он осторожно сбавляет темп движений магистралей и включает обратную тягу, отсасывая избыток топлива.
- Постарайся направить свой поток в мою сторону, – тихо шепчет он.
Смоукскрин весь подбирается, от чего внутренняя диафрагма его порта сжимается и дает команду на сброс энергона, в соединенную с ним систему.
- Молодец, – хвалит его Прайм, – теперь, то же самое, но в Искре!
Смоукскрин видит себя, окруженным ореолом света. Собственные манипуляторы и корпус кажутся ему прозрачным, хотя он не включал сканеры. Он уже не понимает, где видит себя в обычном спектре, а где - через ощущения партнера. Еще немного, и они сольются в одно целое! Протуберанцы Искры Смоукскрина осторожно соединяются с голубой плазмой главной информационной системы Оптимуса. И снова это оказывается настолько сильным ощущением, что маленький автобот кричит, выгибаясь, словно по нему пропустили сильнейший ток, и тут же обмякает в объятиях. Но, похоже, Оптимус знает, что делает. Слияние со спины требует разобщения плазменного и электромагнитного потоков. И тем приятнее быть прошитым этим полем насквозь, от креплений подвижных сегментов плечевого пояса, до самого энергетического ядра Искры.
- Не… теряй… контроль… – говорит Оптимус, но и его голос уже давно не тверд. Он сбивается на хрип, а потом и вовсе на стон. Вентиляция лидера работает на полную мощность, из щелей между сегментами сочился хладагент. Смоукскрин ощущает партнера каждым атомом. Внутри уже не так больно, лишь приятное тепло и восхитительный запах перегретого металла. Еще один нежный поцелуй в горячую белую щеку, и снова трепет хрупкого корпуса в железных объятиях. А потом Прайм низко стонет так, что в Искре маленького автобота все обрывается от нестерпимой нежности. Их голоса сливаются. Голубой свет Искры Смоукскрина окончательно вырывается из плена стеснительности, мчится навстречу огню, ласкающему его спину, и вдруг взрывается ослепительной вспышкой.
- Держись! – Кричит Оптимус, и резко обхватывает Смоукскрина поперек груди, крепко прижимает к себе, выстреливая из груди ответную струю плазмы. Время останавливается. Пространство становится настолько объемным, что в этом многообразии измерений внезапно исчезают любые границы. Они везде и нигде! Они все и ничто! Они – бесконечность! У них нет ни имен, ни корпусов. Их отсек - центр Галактики – гигантская печь мироздания, где рождаются и погибают звезды. Они с командиром – две вспышки света, запечатленные на лике Времени… Перезагрузка накрывает измученное сознание молодого автобота. Смоукскрин долго кричит и бьется в судорогах техноэкстаза. Когда он затихает, Оптимус осторожно производит расстыковку систем. Он хочет поцеловать Смоукскрина, но сил хватает только на то, что бы упасть рядом и сразу отключиться, обнимая одним манипулятором неподвижный корпус молодого любовника.

***

Сквозь зыбкое марево спящего режима Смоукскрин слышит отдаленные взрывы. Они нарастают, прорываясь в реальность, отдаются тяжелыми ударами, как эхо грозы, как поступь фантастического каменного исполина. Что это, сон? Сознание лениво активируется. Системы контроля тут же выбрасывают на экран результаты тестирования. Количество внутренних повреждений менее 1,5%. Несколько сотен датчиков давления вышли из строя. Такое бывает при первой заправке и тем более при контакте с таким крупным механоидом, как Оптимус Прайм. Ерунда, системы самовосстановления вырастят новые датчики за пять-шесть орбициклов. Но что же грохочет там, за окном? Артиллерия космопорта?! Но ведь войны больше нет! Сквозь плотные жалюзи виднеются вспышки света - красные, зеленые, золотые! Смоукскрин встает и подходит к окну. Отодвинув шелестящие металлические пластины, он смотрит на небо и видит, как на темном полотне космоса разливаются разноцветные фонтаны огней. Салют! Да это же самый настоящий праздничный салют!!! Орудия, охраняющие космопорт, бесчисленное количество циклов оборонявшие его во время войны, на этот раз заряжены чистым искрящимся торжеством. Автобот активирует общую частоту и ловит десятки тысяч сообщений на разных волнах. Эфир взорван ликованием. Эфир кричит об окончании войны. Смоукскрин открывает жалюзи, впуская в отсек огненную феерию, а потом оборачивается и смотрит на платформу. Оптимус лежит на ней, как исполинская темная глыба. Его спящий режим настолько глубок, что внешние датчики не реагируют даже на звуки канонады. Уходя в перезагрузку, командир полностью отключил все боевые режимы. Он знал, что никогда не вернется к войне… Смоукскрин садится рядом. Оптимус сейчас такой доступный и близкий. Его мощный двигатель работает едва слышно. Этот огромный трансформер, как никто, заслужил обыкновенный отдых. Молодой автобот касается темно-серого металла лицевой пластины своего командира, гладит его строгие губы, щеки и оптограни мерцающих линз. Прайм спит и не слышит, как орудия за окном продолжают стрелять в его честь. Смоукскрин печально улыбается, наклоняется к самой антенне Оптимуса, целует ее и говорит тихо-тихо. Он знает, что резервные системы лидера все равно запишут, а потом воспроизведут этот аудиофайл.
- Мои слова покажутся тебе кощунством, командир. Но я был по-своему счастлив на этой войне. На ней я каждый день мог видеть тебя, хоть и не имел возможности приблизиться. А теперь наступил мир. И его заботы растащат нас в разные стороны, уведут по дорогам новой жизни. Одну лишь ночь ты был вне войны и вне мира. Одну лишь ночь ты был свободен. И был моим…
Звездолеты за окном то заходят на посадку, то снова стартуют. И звук их двигателей почти неразличим среди новых и новых выстрелов орудий мира. На настенном хронометре две даты – местное время и кибертронское. Орбитальный цикл входит в новую фазу, и лучи незнакомого светила окрашивают горизонт, властно объявляя о приходе первого мирного утра. Война кажется такой же близкой и далекой, как спящий Оптимус, на гладком металле щек которого пляшут разноцветные блики.
Война закончилась давным-давно… вчера…

@темы: трансформеры:G1, фанфики

17:05 

Новый Ворн. Единение начал. Авторы Lady Megatron, SilverRain

Никогда не сдаваться.
Новый Ворн - значимый момент для всех созданий Вселенной. И Юникрон не был исключением. Все знали его, как Разрушителя. И никто, кроме, разве что, Праймаса, не знал, что так было не всегда. На заре времён Юникрон, как и его брат, был Создателем, просто воинственная часть натуры была выражена несколько ярче творческой. Вместе с братом они создали Кибертрон.

Собственно, именно потому, что они такие разные, одни из первых Праймов и были воинами, защитниками, а другие - изобретателями и исследователями. Один из Создателей оказал большее влияние, другой - меньшее, либо его было примерно поровну. Но однажды всё изменилось... читать

@темы: фанфики, трансформеры:g1

01:02 

Самый лучший подарок. Переводчик Lady Megatron, автор оригинала TOONSRULE

Никогда не сдаваться.
Над Северным полюсом медленно занялся рассвет, а в мастерской Санты уже суета. Как только на часах Сочельника стрелочка сдвинулась вниз, йети и эльфы, одетые кто во что горазд, водрузили на сани гигантский красный мешок.
- Эй, давайте, забирайтесь в сани, нам уже пора отправляться! – Воскликнул Северянин, притопывая на месте от нетерпения; внезапно он остановился, почувствовав, что идет дождь…из золотого песка. – Сэнди, перестань наматывать круги, что привело тебя сюда?
Сэнди поплыл по воздуху перед Северянином, создавая снежинку из песка.
- Джек? Ты здесь, чтобы увидеться с ним?
Сэнди кивнул.
- Ну что же, иди вперед, он в своей комнате.
Сэнди взмахнул рукой в знак благодарности и поплыл в сторону гостевых комнат. Когда Северянин предложил Джеку поселиться у него, парень отказался, аргументировав отказ желанием быть свободным. Тем не менее, Северянин подготовил для него идеальную комнату, но расположил ее среди остальных комнат для гостей, чтобы Джек не чувствовал себя обязанным оставаться.
Остановившись перед первой дверью справа, Сэнди легонько постучал.
В комнате было пусто и темно, на полу лежали горки снега, окно было распахнуто настежь, позволяя залетать внутрь холодному ветру и снежинкам. Сидя на подоконнике, Джек смотрел на мир невидящим взором.
Сэнди не мог видеть зимнего духа таким несчастным, и подлетел поближе к нему.
- О, привет, Сэнди, не слышал, как ты зашел, - тихо ответил Джек, усаживаясь поудобнее. Сэнди нахмурился: ему не нравилось то, что его друг словно лишился всей своей энергии. – Что? Нет, я не грущу, с чего бы мне грустить? – Джек встал с подоконника, подошел, не подлетел, к кровати, и упал на нее лицом вниз.
Сэнди начал формировать из песка изображение подарка, но Джек лишь скользнул взглядом по создателю мечты, перекатившись на бок в сторону Сэнди.
- Нет, что ты, это не из-за того, что мне не дарят подарков, подумаешь. – Джек схватил вторую подушку, уткнулся в нее лицом, и еле слышно пробормотал: - Вот уже более 300 лет… меня либо видят, но игнорируют, либо и вовсе не замечают…
Решив, что Джеку надо побыть одному, Сэнди вылетел из комнаты, тихо закрыл дверь и направился в мастерскую.
- Подарок? Это все, что он хочет? – удивленно спросила Зубная фея.
- То есть ты хочешь сказать, что мы паниковали из-за ерунды, - проворчал Пасхальный кролик, скрывая облегчение от того, что причина действительно не была по-настоящему серьезной.
Сэнди кивнул им обоим, и обернулся к Северянину, ожидая его ответ. Но праздничный человек беспокоился только о своем путешествии. Возмущенно запыхтев, Сэнди подплыл по воздуху к Санте, сформировав из песка изображение подарка и практически ткнув его ему в лицо.
- Что-что – подарок? – Норд отмахнулся от песчаной фигурки. – У меня уже упакованы все подарки, пора вылетать…
Он отправился было к саням, но Сэнди вновь появился перед ним. На этот раз он создал три песочных изображения: подарок, стрелу и маленького Джека, на которого, собственно, и указывала стрелка. Северянин внимательно изучил фигурки.
- Джек хочет подарок? Но он в «Списке Непослушных», а я всегда придерживаюсь правил.
- Даже не знаю, что и сказать, - Пасхальный кролик сделал шаг вперед, - мы всегда не придавали особого значения существованию Джека, однако он помог нам победить Питча, и заслуживает, по крайней мере, хотя бы на один подарок.
- Да и правила один раз можно нарушить, - добавила, улыбаясь, Зубка, Сэнди же молча смотрел на Северянина, всем своим видом умоляя его изменить мнение.
Поглаживая бороду и думая, Норд осмотрелся в мастерской.
«Что же ему подарить… Ага! Я вспомнил его любимую игрушку детства!» - Он пронзительно свистнул, и йети побежал вперед.
- Нам нужен еще один подарок!..
Йети сердито затараторил, с пулеметной скоростью произнося непонятные другим Хранителям слова, и Северянин поднял руку, призывая к тишине.
- Успокойся, все подарки остаются на местах, а этот – для Джека, - йети отвел смущенный взгляд, - да, я знаю, но ему это нужно. Так, сейчас делают простые игрушки, а нам нужно что-то в стиле восемнадцатого века. Надо найти хорошую оберточную бумагу и спрятать ее до тех пор, пока я не вернусь.
Зубка заглянула в темную комнату Джека – зимний дух с его бледной кожей и светлыми волосами почти затерялся на фоне простыней, подушки и одеяла. Подлетев вперед, она улыбнулась, увидев. Что Джек крепко спит, а вокруг его головы кружатся песчаные дельфинчики.
- Оооой, он выглядит совсем как ребенок, - нежно проворковала Фея, слегка проведя пальчиками по волосам Джека. Глубоко вздохнув, Джек проснулся, и дельфины исчезли.
- Доброе утро, Джек, Северянин скоро вернется, он сказал, что по прибытии хочет увидеть тебя.
- Хорошо, - сонно ответил Джек, выбираясь из постели; он взял посох и последовал за Феей в мастерскую.
Комната была заполнена эльфами и йети, взволнованно шумевшими в ожидании возвращения Норда. Остальные хранители заняли места непосредственно перед толпой; Зубная фея, Пасхальный кролик и Сэнди старательно скрывали улыбки, чтобы ненароком не испортить сюрприз для Джека. Вдруг раздались громовые звуки стучащих копыт, и в поле зрения появились сани Санты, заехавшие в самый центр помещения.
Все замолчали, ожидая результатов, как только Северянин поднялся на санях.
- Успешно!.. – Разнесся голос Норда, и комната заполнилась шумом радостных возгласов и аплодисментов.
В то время, как Северянина все окружили, наперебой поздравляя, Джек пробрался к саням, и его сердце упало, когда он увидел, что мешок пуст.
- Разумеется, - мрачно пробормотал он, - почему в этом году что-то должно измениться.
Он слегка подпрыгнул, ощутив, как что-то коснулось его макушки. Посмотрев вверх, Джек немного расслабился: это был Сэнди, паривший у него над головой.
- П-привет, Сэнди.
- Джек, что ты делаешь в моих санях? – добродушно поинтересовался Санта, пряча улыбку.
- Ой, ничего особенного, просто любуюсь мастерством, - поспешно ответил Джек.
- Право, почему бы нам не отойти в сторонку? – предложил Северянин, пропуская Джека вперед и незаметно отдавая подарок эльфу за спиной. Как только Джек выбрался из саней и стал на пол, Северянин ловко выхватил подарок из-за спины, отчего зимний дух удивленно затаил дыхание. Сэнди подхватил выскользнувший из руки Джека посох, а сам Джек осторожно взял подарок, с любопытством глядя на него: простая коробка, завернутая в темно-синюю, с серебряными снежинками и луком бумагу.
- Ну что, ты собираешься его открыть? – спросил Северянин, нарушая молчание.
Джек сел прямо на пол, скрестив ноги, и начал быстро разрывать обертку, стремясь поскорее открыть коробку. Открыв крышку, Джек замер, и, не доставая из коробки игрушечного медведя, осторожно потрогал его черные глазки-пуговки, погладил мягкую ткань. Все в комнате затаили дыхание, наблюдая, как Джек рассматривает медведя.
- И последний подарок доставлен! – Радостно крикнул Санта, вызывая новую волну счастливых возгласов и криков: «Кто-нибудь, сделайте горячий шоколад, это надо отпраздновать!»
Сэнди последовал было за остальными, но потом заметил, что Джек не двигается с места и в тихом изумлении держит в руках медведя. Подлетев к нему, Сэнди указал в сторону кухни. Джек молча кивнул и, продолжая держать в руке подарок, отправился вслед за Сэнди.
Эльфы, резвясь, постоянно подливали в пустеющие кружки горячий шоколад, и время пролетело незаметно. Еще не было одиннадцати вечера, как все начали расходиться, а эльфы падали на пол да так и засыпали.
- Я еще ни разу не видел всех настолько счастливыми, - тихо произнес Пасхальный кролик, лавируя между спящими эльфами.
- Это наше первое Рождество, которое мы отпраздновали вместе с Джеком, - сказала Зубная фея.
- Кстати о Джеке, а куда он делся? – спросил Северянин, озираясь в главной комнате.
- И Сэнди куда-то пропал.
- Норд, в последний раз я их видел, когда они направлялись в сторону гостевых комнат, - ответил Кролик, направляясь к упомянутым комнатам и ведя за собой остальных.
Они легко нашли пропавших Хранителей. Джек спал на длинном красном диване, плотно прижимая подарок к груди, а Сэнди летал над ним, создавая над его головой песчаных дельфинов.
Зубка с трудом сдерживалась, чтобы не застонать от умиления, и, не найдя слов для описания трогательной картины, полетела вперед, мягко проведя пальцами по волосам Джека. Северянин отставил в сторону пустую кружку, а Пасхальный кролик взял одеяло и укрыл Джека. Расставив сьулья вокруг дивана и поставив рядом другую кружку, Хранители отправились спать, а Джек улыбнулся во сне, зная, что рядом его семья.

@темы: переводы, хранители снов

Маленькая селки из морских глубин

главная